Сшитая кровью одежда, или Какова реальная цена вашей новой брендовой шмотки - Svadba-Narofominsk.ru
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (пока оценок нет)
Загрузка...

Сшитая кровью одежда, или Какова реальная цена вашей новой брендовой шмотки

Какова реальная себестоимость брендовой одежды: рассмотрим примеры

У вас никогда не возникал вопрос, почему футболка за 3000 рублей, с логотипом известного бренда, и обычная футболка, за 1000 рублей, выглядят почти одинаково и снашиваются одновременно? Чтобы понять, почему так происходит, мы с вами разберем реальную стоимость брендовых вещей.

Что такое себестоимость

Себестоимость — одно из ключевых понятий экономики и бухгалтерского учета. Себестоимость выражается в денежном выражении ресурсов, энергии, материалов, рабочего времени для изготовления какой-либо вещи. Ведь мы же потратили электричество, материал (ткань, к примеру), аренда цеха, налоги.

Конечно же, производитель никогда не разложит вам по полочкам стоимость вещи. Это — коммерческая тайна. Но мы сами, вооружившись логикой и информацией из интернета, все же узнаем, почему же вещи с популярным логотипом стоят так дорого?

Марка (бренд)

Владельцы знаковых брендов (LV, Dolce & Gabbana, OUR LEGACY и пр.) просто не могут «позволить» простым людям покупать их одежду. Ведь тогда целевая аудитория «расползется» и брендовую одежду сможет купить себе почти каждый. Что, конечно, совсем не в интересах этих марок.

Оплачивая на кассе джинсы Levi’s, к примеру, вы оплачиваете прежде всего принадлежность к статусу, бренду, лого, стилю жизни, у уж потом сами джинсы. На сегодняшний день вы можете найти любой бренд или марку под ваше настроение или мировоззрение.

Или наоборот, можно считать себя гламурной дамой купив сумочку LOUIS VUITTON, хипстером-интеллектуалом в одежде Our Legacy и пр.

Самый писк (хайп)

Актуальную, модную вещь делают таковой те же бренды, марки и дизайнеры. Простая кофта или свитер из грубой шерсти (к примеру), но с модным лейблом, да еще и на главном моднике страны — вот тебе и хайп.

Другой пример, футболка Живанши — простой принт, не самое лучшее качество материала, сшита все где-нибудь в Португалии. И, пожалуйста — продажи по всему земному шару.

Именно дизайнеры, владельцы брендов и их менеджеры, не без помощи соцсетей и интернета, навязывают нам что и как носить. Хотя, вам никто не мешает утверждать, что внешность в стиле холеного лесоруба образовалась сама по себе.

Статусность

Важный пункт. С помощью одежды вы выражаете свою принадлежность к тому или иному кругу лиц. Ведь по одежке, как известно встречают. По началу видят костюм Adidas, Kiton или часы Boy London. А уж потом — все остальное.

Сырье и материалы

А вот здесь все не так однозначно. Статусная, дорогая вещь не обязательно будет сшита из легчайшего шелка, индийского хлопка или сочетания нейлона, купро и модала. Все материалы отличаются носкостью и прочностью, к тому же, по-разному реагируют на обработку.

Платье за 10 000 руб. может радовать годами, а может, и растянется при первой же ручной стирке. При том, что похожие платья — за 1 000 и за 10 000 тысяч будут покупать разные женщины по разным причинам.

Ткани могут закупать и в Китае на хороших фабриках, а могут на плохих. Могут выбирать специальные для каждой линии, или же шить из того, что есть. В идеале, выбирая вещь, смотрят на материал, а потом на марку. Но для кого-то марка важнее, а остальное — не так уж важно.

К тому же, универсальных материалов нет. Для разных видов деятельности, как правило, мы покупаем разную одежду. Выбор за вами!

Концепция или идея

А вот здесь все понятно. Цена на рубашку или украшение может взлететь лишь потому, что в изделии есть какая-то новизна и оригинальность. К примеру, кулон от Ann Dem с перышком. Такой кулон мы все могли сделать сами, но, кто первый придумал, тот и снял сливки. Конечно же, такой кулон стал узнаваемым, и теперь его не скопируешь.

Небольшой тираж

Любая материальная вещь, изготовленная ограниченным тиражом, раскупается вмиг, чтобы затем подняться в цене еще на 100%. Это могут быть кроссовки, платья и вообще все что угодно. Как только тираж распродается, вы можете купить редкую вещь только «с рук».

Понятное дело, что задешево вы такую вещь даже в магазине не купите. На то и делается расчет. Вещь то может совсем обычной, а вот лейбл — очень популярным.

Сложность и замысловатость

Нарочито сложная конструкция, излишнее количество дорогих материалов, минимальные допуски — все это означает, что какого-либо устоявшегося техпроцесса нет и производитель, по сути, потратил не мало времени на эксперименты.

В качестве примера можно привести спортивную одежду от Aitor Throup в сотрудничестве в Umbro. В комплекте за 10 000 руб. свитер и футболка. С виду обычные, сделаны из эластана, нейлона и хлопка.

Бренд с историей

Любой бренд, просуществовавший хоть одно десятилетие, обязательно доведет до сведения до покупателя свою историю. Это может быть небольшой заводик кожаных изделий, в котором работают уже 4 поколения закройщиков, а может — производство по старинным технологиям или отшив по старинным лекалам». Вопрос только в том, насколько фирма честна с покупателями.

Все действительно может готовиться/производиться по технологии 17 века, а может, это всего лишь надпись на бирке. В любом случае, платить за это платит потребитель.

В качестве примера можно привести джинсы Levi’s Vintage 501. Эти джинсы сделаны по самым первым эскизам модели, и выглядят, как утверждает производитель, точно так же как и столетие назад.

Возможно, вы заметили, что дорогие, фирменные вещи сидят на фигуре намного лучше, чем дешевые. Все дело в качестве лекал и выкроек. Покупатели не прочь заплатить за отлично сидящий костюм или платье.

Если вы нашли лейбл, вещи которого сидят на вас лучше всех, которые вы когда-либо примеряли, вы, скорее всего, навсегда останетесь приверженцем данной марки.

В любом случае, лучше потратить некоторое количество часов, чтобы найти подходящую одежду, чем носить что попало.

Что в итоге

Добавочная стоимость складывается из нескольких моментов (в отдельности или из всех сразу):

  • новизна изделия;
  • трендовость;
  • эксклюзивные материалы;
  • высокотехнологичная обработка.

Стоит отметить, что современные производители не рассматривают долговечность продукта как главное его свойство. Более того, производителю вовсе не выгодно производить качественную, носкую вещь.

Свитер из H&M вряд ли сохранит хороший внешний вид до следующего сезона, лямки сумки от Visvim начнут протираться через пару месяцев. Покупая одежду у популярной марки, вы скорее всего заплатите лишнее, так и не получив должного качества.

Сшитая кровью одежда, или Какова реальная цена вашей новой брендовой шмотки

Это история об одежде, которую мы носим, о людях, изготавливающих ее, и о том, как все это влияет на современный мир. Это история жадности и страха, власти и нищеты. История, которая распространена повсеместно.

Эта история о том, как в XXI веке — веке новых технологий — продолжает царствовать нищета, равнодушие и жестокость. О том, как легко и просто транснациональные корпорации управляют нашим сознанием посредством рекламы. И о том, как огромная страшная система модной экономики ежегодно уносит тысячи жизней.

Это реальная цена моды, которую не укажут на ценниках.

Модное потребление

Британская журналистка Люси Сигл многие годы изучает влияние фэшн-индустрии на современное общество. Она рассказывает: «У меня был огромный классический шкаф с одеждой. Одежда была повсюду. Сумки постоянно поступали ко мне домой – каждый день с новыми вещами. И мне постоянно было нечего надеть». Сейчас Люси изменила свою точку зрения и свое отношение к одежде и моде в целом. Это произошло после того, как Сигл начала изучать изнанку модного мира.

«В определенной степени все мы представляемся окружающим с помощью одежды. Так повелось – еще при королевских дворах были модные веяния. Таким образом происходила своеобразная коммуникация», – считает дизайнер одежды Орсола де Кастро.

Раньше в модной индустрии была система – люди посещали осенние, зимние, весенние и летние показы. Многие годы эта система работала как часы. Сегодня же это уже не имеет никакого отношения к индустрии моды. Она переродилась. Произошел безжалостный переход к массовому производству, хозяевам которого интересны лишь прибыли, получаемые от общества, подсаженного на наркотик под названием «потребление».

Многие люди по всему миру не интересуются в моде ничем, кроме цены одежды. Ну, возможно, еще ее стиля. Но и они задействованы в безжалостной потребительской системе.

Цены снижаются, а прибыли растут

В 90-х большинство одежды мировых брендов (95%) производилось в США. Сегодня Америка охватывает лишь 3% вещевого производства – остальные фабрики расположены в развивающихся странах мира. Большинство – в Китае.

Если проследить ценообразование каждой вещи за последние 20 лет, окажется, что произошла дефляция. То есть затраты на производство со временем упали. Но упала ли стоимость вещи в магазинах? Почему-то нет. Наоборот – цены с каждым годом растут. Как и прибыли владельцев фабрик и корпораций.

Это новая модель модной индустрии – fast fashion (быстрая мода), при которой магазины повседневной одежды растут как на дрожжах. Ведь теперь мода не ограничивается двумя главными сезонами (осень-зима и весна-лето), добавив к ним еще 50 подсезонов – именно так можно назвать постоянные, еженедельные поступления новинок в магазины. Повышение товарооборота – вот главная цель и задача быстрой моды.

Если смешать вместе моду и духовные ценности – на выходе получаем рецепт создания общества потребления, которое считает, что приобретение очередной новинки – это залог счастья и внутреннего удовлетворения.

Способ изготовления продукции совершенно изменился. И когда-нибудь придется задаться вопросом: чем это закончится?

Мода ценой человеческих жизней

Джон Хилари, исполнительный директор одной из подобных компаний, поясняет: «Глобализация означает, что производство всех товаров отдается странам с невысоким уровнем экономики, особенно тем, где сохраняются низкие зарплаты. Это значит, что те, кто находятся на верхушке ценовой цепочки, могут выбирать, где производить продукцию и могут переметнуться, если на фабрике, к примеру, скажут, что больше не могут делать настолько дешево. Бренд не пойдет на уступки – он просто переведет фабричные мощности в страну, где сохраняется дешевая рабочая сила».

На Западе используется термин «повсеместно низкая цена». Так, если заказчики фабрик (владельцы модных магазинов) видят, что конкуренты продают рубашку за 5 долларов, они начинают думать, как продавать такую же за 4 доллара. Они приходят к фабрикантам с предложением более низкой цены – и те ужимают своих работников, чтобы не потерять очередного клиента. И такой демпинг цены со стороны заказчиков может продолжаться до бесконечности – одновременно с ситуацией, в которой производственный персонал хватается за любой дешевый заказ, чтобы выжить и остаться на плаву.

Такая изворотливость, и вдобавок игнорирование мер безопасности стали приемлемыми при новой модели ведения модного бизнеса.

Однажды изнанка модного бизнеса в Бангладеш попала на передовицы мировых изданий. Тогда неподалеку от Даки, столицы Бангладеш, обрушилось 8-этажное здание «Rana Plaza», похоронив под руинами несколько сотен человек (и столько же оставив инвалидами). В доме находилась одна из вещевых фабрик, а ее владельцы проигнорировали приказ властей об эвакуации персонала из аварийного здания, стены которого покрылись трещинами за какое-то время до трагедии. Это была самая жуткая катастрофа в мировой сфере легкой промышленности – суммарное количество жертв обрушения превысило тысячу человек.

Многие журналисты после этого заинтересовались проблемами, сопровождающими цепочку поставок товаров для быстрой моды, и попытались передать в своих материалах, какой риск ложится на плечи самой незащищенной категории персонала, которым как раз платят меньше всех. К примеру, рабочие той злополучной фабрики в Бангладеш получали по 2 доллара в день.

По какому-то жуткому стечению обстоятельств, в короткий промежуток времени вместе с обрушением здания произошло несколько пожаров на других швейных фабриках, унесших жизни еще нескольких сотен человек.

Но самое страшное: следующий год после трагедий стал самым прибыльным для индустрии быстрой моды.

Читайте также:  Кровь и любовь: ТОП-10 лучших фильмов про вампиров

Сейчас ежегодный оборот в модной сфере по всему миру составляет около 3 триллионов долларов . Бангладеш стал вторым после Китая по объемам экспорта одежды, оказавшись на самом дне ценовой цепочки.

Риторические вопросы

Если многомиллиардная индустрия моды может приносить гигантские прибыли горстке людей, почему она не может создать человеческие условия для простых «муравьев», несущих ее на своих плечах? Не может гарантировать их безопасность? Не может соблюдать элементарные права человека?

В интервью журналистам управляющие крупных компаний уверенно и гордо заявляют, что они подарили этим рабочим возможность заработать на кусок хлеба для своей семьи, ведь без их фабрик эти люди вообще могли бы голодать.

Но почему в таком случае топ-менеджеры забывают упомянуть о 12-часовом рабочем дне за копеечную оплату, которой еле хватает на еду для семьи? Или о том, что детский труд на их фабриках – вполне нормальное явление, поскольку низкого заработка взрослых просто не хватает на всю семью? Неужели жители бедных стран не заслужили таких же нормальных условий труда, как обитатели развитых благополучных стран, которые носят одежду, пошитую полуголодными бедняками?

Созданием самих рабочих мест владельцы фабрик оправдывают те сложности, которые эти самые места несут своим обладателям: риск работы в аварийных зданиях, отсутствие медицинского обслуживания и надлежащего контроля над безопасностью труда. Но у местных жителей нет выбора, куда пойти работать, чтобы прокормить семью. Как нет и времени на размышления о своей судьбе и о заработке ниже прожиточного минимума.

Уже 16 лет существует международная Организация справедливой торговли (ОСТ), заинтересованная в социальном росте простых рабочих из развивающихся стран. В движении Справедливой торговли участвуют уже более 60 стран мира (10-60 организаций в каждой стране). ОСТ пытается создать свой параллельный (справедливый) мир моды – с модными показами и коллекциями одежды, при создании которых учитывались бы не только эстетические характеристики вещей, но и условия труда тех, кто с нуля создает вещи.

Но, увы, поскольку ОСТ – социально-коммерческая структура, зарабатывающая деньги для повышения уровня жизни своих сотрудников, а не деньги ради денег, то о ней мало кто знает за пределами профессиональной сферы. Поэтому их деятельность выглядит каплей в море международной погони за прибылью.

«Мы шьем одежду своей кровью…»

23-летняя Шима Ахтер из Бангладеш с 12 лет работает на фабрике одного из крупных западных брендов в Даке. Шима – одна из 4 миллионов швей на 5 тысячах фабрик в Бангладеш. Ее зарплата сейчас – ниже минимальной (чуть более 2 долларов в день). А 12-летней Шиме вообще платили 10 долларов в месяц – как начинающей швее. Которая работала наравне с взрослыми.

У Шимы есть маленькая дочь. Девушке не с кем оставить кроху, поэтому она часто берет ее с собой на работу, хотя и признает, что испарения специальных производственных растворов очень вредны для детей. В остальных случаях Шима оставляет маленькую Надю в отдаленной деревне у родственников, где девочка не посещает школу и не может учиться. Мама и дочка видятся всего несколько раз в год…

Когда рабочие ее предприятия по западному образцу попытались организовать профсоюз и выдвинули список справедливых требований руководству, владельцы сначала согласились. А затем активистов пригласили в закрытое помещение (якобы для обсуждения) и жестоко избили. На этом желание подать голос и защитить свои права иссякло даже у самых продвинутых работников.

«Мы шьем одежду своей кровью, а многие купят вещь и наденут ее всего раз. Они не представляют и не задумываются, как нам трудно. Мы не хотим, чтобы люди носили одежду, пошитую нашей кровью и ценой наших жизней, жизней наших детей. Мы просто хотим нормальной жизни и нормальных условий работы. Мы хотим, чтобы сознательные владельцы фабрик подумали о нас», – озвучила свои грустные мысли Шима в интервью Эндрю Моргану в документальном фильме «Реальная цена моды».

Настоящая цена модных тряпок

Ежегодно в мире производят почти 80 миллиардов единиц одежды , но практически каждая вторая вещь не продается , потому что просто некому ее купить! Вещей стало слишком много, вещи просто поработили сознание многих людей. Самоубийственная гонка за распродажами, за модными брендами порождает конфликт в покупательском сознании между навязанным потребительским мировоззрением и духовным началом, которое все еще пытается отрицать происходящее.

Контраст между «черными пятницами» в США, когда люди давят друг друга, лишь бы успеть первыми приобрести со скидкой модные тряпки, и нищими кварталами азиатских стран, где у детей нет даже одной пары обуви – разве эта разница не разительна?

Задумайтесь над этим хоть раз, когда в очередной раз будете рассматривать витрины и прикидывать, не потратить ли треть зарплаты на очередные ультрамодные туфли.

«Мы тратим деньги, которых у нас нет, на вещи, которые нам не нужны, чтобы произвести впечатление на людей, которые нам не нравятся», – это не просто цитата, популярная на просторах интернета. Это слова, отображающие нашу сегодняшнюю действительность.

Ваше новое платье, 20-е по счету, стоит здоровья тысяч простых рабочих из стран третьего мира?

20 секретов дорогой одежды

Даже если вы привыкли одеваться в фирменных магазинах, оставайтесь бдительны, подделка может попасться даже там. Сегодня достаточно просто подделать торговый знак, прикрепить его к китайской подделке и – вуаля – эта вещь теперь будет стоить практически, как брендовая. Поэтому, чтобы не попасть на таких недобросовестных продавцов, достаточно помнить о 20 секретах, которые помогут вам определить качество вещи и реальную ее стоимость на глаз.

1. Идеальная посадка.

Во время примерки вы должны обратить внимание не только на подходящий размер, а и на то, как сидит на вас вещь. Подол качественной юбки, например, не будет иметь разную длину спереди и сзади, а по рукавам пиджака не должно быть волн, на брюках не должны косить швы и т.д.

2. Соприкасаясь с кожей, ткань не приносит неприятных ощущений.

Дорогие брендовые вещи будут выполнены из натуральных материалов – хлопка, шелка, шерсти. Иногда дизайнеры используют искусственные ткани, но очень высокого качества, поэтому во время примерки вас ничего не должно колоть, щекотать, вы не будете чувствовать себя,как в бане. Ткани высокого качества на ощупь мягкие и приятные, а складки в одежде из подобного материала будут ложиться аккуратно и равномерно.

3. Ткань одежды ничем посторонним не пахнет.

Чтобы быстро определить, насколько качественна ткань изделия, ее следует просто понюхать. Дешевый краситель сразу даст о себе знать.

4. Сминая и растягивая ткань, вы сможете оперативно оценить ее качество.

Если смять качественную ткань в кулак на несколько секунд, а затем отпустить ее, то складки должны разгладиться. То же самое и при растяжении: растянув ткань и сразу отпустив ее, вы должны заметить, что она приняла первоначальную форму. Если же ткань не разгладилась или ее внешний вид поменялся, то это говорит о низком качестве и плохой плотности материала.

5. Качественный пошив.

У качественно пошитой вещи все края швов будут обработаны оверлоком, от краев молнии не будут выступать «хвостики», не будут торчать нитки.

6. Ровные и симметричные швы снаружи и внутри.

Все наружные и внутренние швы должны быть ровными и симметричными. Концы ниток могут выступать на 1-2 мм, и никаких длинных остатков. А конец шва должен иметь несколько рядов строчки для закрепки. Плечевые швы не должны быть съехавшими назад или вперед и т.д.

7. Плотность шва при натяжении должна быть максимальная.

Плотность шва определяется при растяжении. Если строчка плотная и просветов между стежками практически не появляется, значит, шов выполнен профессионально и качественно.

8. Только качественная фурнитура.

Брендовая одежда, как и вещи от малоизвестных, но достойных производителей, будут иметь только качественную фурнитуру. Она подобна дорогим украшениям и должна выглядеть превосходной, гладкой, без сколов и заусенцев. Поэтому при покупке смело тестируйте все кнопочки, пуговки и замочки.

9. Пуговицы и отверстия для них тоже расскажут о качестве вещи.

Посмотрите внимательно на пуговицы и потрогайте их. Они должны быть плотно пришиты и из-под них не должно торчать никаких концов ниток. А отверстия для пуговиц, должны быть плотными и обработанными, чтобы не изнашивались и не растягивались быстро.

10. Свобода движений.

Во время примерки приседайте в одежде, наклоняйтесь, поднимите руки вверх и раздвиньте в стороны. Ваши движения качественная одежда сковывать не будет. А если вы почувствовали неудобства, то либо пошив является не качественным, либо стоит попробовать другой размер.

11. Внимание к деталям.

В качественной одежде будет учтено все до мельчайших деталей: могут быть сделаны особые фирменные вытачки или вышивка, декоративный шов или необычно обработаны уголки изделия.

12. Форма.

Фирменные и качественные вещи всегда будут держать свою форму.

13. Цвет.

Слишком яркие и кислотные цвета не свойственны фирменным вещам.

14. Воротник.

Воротник должен ложиться ровно вокруг шеи, его концы должны быть равномерными, а сама ткань выдерживать форму и не косить.

15. Отдавайте предпочтения скрытым молниям на платьях и юбках.

Наружные молнии, скорее всего, скажут о невысоком уровне качества вещи, если, конечно, молния – не декор. Поэтому старайтесь их избегать, а отдавать предпочтение закрытым вариантам.

16. Запас на отвороте юбок или брюк должен быть обязательно.

Запас на отвороте юбки или брюк очень важен, особенно для высоких людей. Для юбок-карандашей, например, стандарт запаса считается 3,5-4 см. Запас ткани для перешива необходим для людей с нестандартным телосложением.

17. Фирменные брюки должны быть прострочены французским швом.

При выборе качественных или брендовых брюк обратите внимание на шов, он должен быть французским. Это делается для того, чтобы можно было красиво и качественно обработать края.

18. Все отвороты должны совпадать со швами.

После примерки обратите внимание на отвороты и швы, принт на них должен совпадать. Даже малейшее несоответствие указывает на непрофессионализм швейных работников или подделку, если говорить о фирменной одежде.

19. Качество подкладки.

Достойные производители одежды всегда уделят отдельное внимание качеству подкладочной ткани. Она должна быть из специальных подкладочных тканей, приятная на ощупь и плотная. В фирменных и качественных пиджаках подкладка будет пристрочена дополнительным швом. В качественном изделии вы увидите дополнительную строчку для придания прочности и износостойкости краев.

10 ужасающих истин об индустрии одежды

Независимо от того, обращаем ли мы внимание на новые тенденции или нет, одежду носим мы все.

Мода – это многомиллиардная индустрия.

С растущим спросом в западном мире на дешёвую одежду, откуда-то должны приходить деньги на материалы, на оплату труда и на доставку.

Было бы невозможно достичь такого изобилия в одежде, которое более, чем доступно, не проходя через серьёзные проблемы.

В Камбодже юридически трудоспособным человек считается с 15 лет, однако, многие предприятия пренебрегают этим законом и берут на работу девочек с 12 лет. Эти дети бросают школу, чтобы устроиться на работу, потому что их семьи живут в нищете.

Отказавшись получать образование, девочки становятся частью системы, из которой со временем становится невозможно вырваться. Независимо от возраста работника, средняя заработная плата составляет примерно 50 центов в день.

По данным ЮНИСЕФ и Международной организации труда, во всем мире в швейной промышленности сегодня работают около 170 миллионов детей. Работников также принуждают работать сверхурочно без повышения заработной платы, это означает, что матери вынуждены либо оставлять детей одних, либо брать их с собой на работу.

При многих фабриках есть так называемый “дневной уход”, который на самом деле является просто углом, в котором дети ждут своих матерей. Нет учителей, ни сотрудников, кто смотрел бы за ними.

Привод детей на фабрики также определённым образом приводит к поощрению и развитию детского труда. Ведь без наличия какой-либо другой деятельности, помощь матери будет единственным способом, который поможет отбить скуку ребёнку.

Читайте также:  Валентин, ты не один! Сколько дней любви в году отмечается на самом деле

Вся правда о производстве одежды

9. Не настоящий искусственный мех

С каждым годом широкая общественность всё больше осознаёт проблему жестокости к животным, поэтому торговцы одеждой сталкиваются с растущим спросом на искусственный мех.

Однако, защитники прав животных были бы в ужасе, узнав, что многие товары, рекламируемые как содержащие искусственный мех, на самом деле содержат натуральный.

Во многих случаях производителям одежды дешевле использовать менее дорогие шкуры таких животных, как кролик и енот, чем производить синтетический мех.

В 2013 году Нью-Йорк Таймс писала о скандале, разразившемся в сети американских магазинов Neiman Marcus. Они продавали несколько предметов одежды на которых было написано “faux fur” (искусственный мех), а на самом деле он был на 100 процентов натуральным.

И это не разовый инцидент. Такое встречается повсеместно. В сети есть много информации, с помощью которой вы сможете отличить натуральный мех от искусственного.

8. Свинцовая краска на аксессуарах

Согласно исследованию The New York Times многие модные и яркие аксессуары часто в составе краски имеют свинец. Наличие этого металла в изделиях может привести к развитию многих заболеваний, так как цветные кошельки, аксессуары для волос, пластиковые украшения и т.д. могут содержать токсичные материалы.

Контакт с этими товарами, а затем прикосновения к пище, царапинам на теле может спровоцировать загрязнение организма свинцом. Даже если человек подвергается воздействию остаточного количества свинца, это все равно может привести к нервным повреждениям и вызвать почечную недостаточность.

В 2010 году в США был подан иск против нескольких магазинов, в аксессуарах которых был обнаружен свинец. Некоторые магазины, замешанные в деле: Target, JC Penny, Kohls, Victoria’s Secret, Macy’s, Sears и Saks Fifth Avenue. У каждого продавца были аксессуары, в состав которых входил свинец.

В 2013 году была проведена повторная проверка. Они стали внимательнее относится к токсичности своей продукции, потому как свинца в товарах не было найдено.

Тем не менее, многие потребители могут иметь содержащие свинец продукты в своих домах. Сотни других предприятий розничной торговли, которые не проходили через судебный процесс, все ещё могут продавать и продают такой товар.

Индустрия одежды: что скрыто

7. Опасные условия труда

В 2012 году в Бангладеш загорелась швейная фабрика под названием Tazreen Fashion. Потому как закона о пожарной безопасности нет, на фабрике отсутствовали датчики дыма и пожарные выходы. Также сотрудники не были обучены тому, что делать в случае пожара.

Когда завод загорелся, 11 сотрудникам администрации удалось спастись, а 112 женщин-швей были охвачены пламенем.

Вскоре после этого на швейной фабрике Rana Plaza погибло 1100 рабочих вследствие рухнувшего здания. Опять же не было никаких стандартов, обозначающих состояние здания для того, чтобы оно считалось безопасным для работы людей в нём.

Потребовались все эти человеческие жертвы для того, чтобы в Бангладеш начали создавать стандарты пожарной безопасности. Профсоюзов здесь не существует, и управляющие заводами никогда не привлекались к ответственности за то, как они обращаются со своими работниками.

Несмотря на давно повышенную степень внимания к этим вопросам, до сих пор существует большое количество компаний, которые продолжают держать своих работников в ужасных условиях просто потому, что их ещё никто на этом не поймал.

Walmart и The Gap, две компании, известные своими низкими ценами на одежду, производят свой товар в Бангладеш.

Вместо того, чтобы нести какую-либо ответственность за произошедшее на фабрике Tazreen Fashion, представители Walmart ответили, что к своим собственным магазинам в США они относятся очень серьёзно, и пожарная безопасность там на высшем уровне, но они попытаются “научить” свои заводы в Бангладеш этим важным вещам.

6. Сделана, чтобы быстро развалиться

“Быстрая мода” некоторых брендов розничной торговли одеждой, таких как H&M и Forever 21, буквально ежемесячно пополняет свои запасы. А это значит, что производство должно быть более быстрое.

Это также требует низкого уровня затрат, поэтому на заводах используется самая дешёвая ткань и дешёвые нитки.

Логично, что одежда не будет служить годами, когда её изготавливают так быстро и из такого некачественного материала. Саймон Коллинз (Simon Collins), декан факультета моды в новой школе дизайна Парсонса, так выразился о быстрой моде: “Это просто мусор. Вы оденете её единожды на какую-нибудь вечеринку, а буквально на следующий день она развалится”.

Но существуют такие бренды, типа L.L.Bean, которые всегда стремились продавать товар, который прослужит вам всю жизнь. Они настолько уверены в качестве своей продукции, что разрешают потребителю вернуть любой из предметов одежды обратно, независимо от того, сколько лет прошло с тех пор, как он его приобрел.

Однако покупка фирменной одежды не всегда говорит о том, что продукт хороший. Вам может показаться, что вы значительно экономите, когда покупаете брендовую одежду в аутлетовых магазинах.

На самом деле, большая часть брендовой одежды в стоковых магазинах сделана специально для таких точек продаж, то есть из дешёвого материала. Эта одежда обычно того же уровня, что и одежда из сегмента “быстрой моды”, поэтому бренд – это не всегда получение товара более высокого качества.

Всё о швейном производстве

5. Опасные натуральные волокна

Люди, занимающиеся сбором и производством хлопка, могут подвергаться воздействию хлопковой пыли, которая находится в воздухе во время обработки.

Эта пыль содержит бактерии, грибки, пестициды и другие элементы, которые могут спровоцировать развитие опасных заболеваний, если вдыхать их долгое время. На многих заводах отсутствуют правила безопасности или требования по ношению маски, чтобы люди не болели, вдыхая хлопковую пыль.

Страх перед опасностью натуральных волокон выходит далеко за рамки опасений за здоровье рабочих. Многие люди боятся, пестициды могут сохранится и на готовой одежде, которая висит в магазине и ждёт своего покупателя.

Это и привело к появлению движения под названием “органическая одежда”. Target, H&M, Nike, Victoria’s Secret – это лишь несколько компаний, которые начали выпускать органически произведённые натуральные волокна, такие как бамбук, шёлк и соя.

Однако, как и за органические продукты питания, они взимают более высокие цены за органическую одежду, которая обещает, что волокна этой вещи не будут содержать пестицидов.

4. Работай быстрее или уходи

Согласно обзору Human Rights, спрос на безостановочный выпуск одежды создаёт новые немыслимые пределы рабочей силы. К примеру, в одном случае женщина покинула рабочее место с сильным кровотечением из носа, которое не прекращалось.

Вместо того, чтобы испачкать кровью все ткани, она направилась прямиком к врачу. Несмотря на то, что она предоставила своему менеджеру необходимую от врача информацию, женщина была немедленно уволена за то, что её проблема нарушила скорость производства.

Большинство людей, работающих на этих фабриках, – женщины. Если вдруг женщина беременеет, то это означает понижение в должности, и в оплате соответственно. Она даже может потерять работу.

Сверхурочная работа без повышения заработной платы – это обычная практика. Порой люди даже на ночь остаются на заводе, чтобы успеть сделать установленную компанией норму.

В норвежском документальном сериале “Sweatshop: Dead Cheap Fashion” группу молодых блоггеров моды приводят поработать вместе с работниками швейной фабрики в Камбодже, чтобы они могли понять, откуда родом их одежда.

Многие из них первым делом взялись за устранение тяжести положения швей. Однако даже самые самонадеянные из молодых в конце концов погрузились в депрессию, пытаясь справиться с несправедливостью, с которой и в которой живут рабочие.

Правда о производстве и продаже одежды

3. Политические последствия

Камбоджа ежегодно экспортирует товаров на миллиарды долларов. В первую пятёрку экспортируемой ими продукции входят все виды одежды. Только трикотажные свитера составляют 14 процентов всей экономики страны.

Большая часть их экспорта идёт в США – 22 процента, оставшаяся часть поставляется в другие районы мира. Другие экспортные товары, которые предлагает Камбоджа, приносят настолько мало денег, что если страну лишить возможности производить одежду, то они не смогут выжить.

Несмотря на то, что “быстрая мода” и швейное производство в Камбодже – это много мусора, плохие трудовые практики и коррупция, страна по-прежнему зависит от продажи одежды богатым странам.

Понятно, что власти не хотят, чтобы сокращалось количество рабочих часов, чтобы им пришлось платить за улучшение условий труда или ещё что-то, что может повысить стоимость производства одежды.

Сокращение основного источника дохода экономики Камбоджи спровоцирует ещё больше волнений. Простого решения у этой проблемы нет.

По данным американского Совета по переработке текстиля, только США ежегодно “производят” 12,5 миллиардов кг “одежного” мусора. Всего лишь 15 процентов от этого количества уходят к благотворительным организациям в виде пожертвований. Остальные 85 процентов идут прямиком на свалку.

Подавляющее большинство людей не могут себе позволить или не считают нужным тратиться на фирменную одежду, поэтому они одеваются в дешёвые и некачественные вещи. Когда одежда приходит в негодность, они даже не могут ее никуда пожертвовать, поэтому она отправляется в мусор.

Отходы одежды продолжают расти с каждым годом, в США в период с 1999 по 2009 годы они выросли на 40 процентов.

Даже одежда, которая идёт на благотворительность в США, это около 1,5 миллиарда кг, в то время как всё население Штатов – 319 миллионов человек.

Короче говоря, если бы компании перестали бы получать партии новой одежды из стран третьего мира и продавали бы свои текущие запасы в течение года, то пожертвований на благотворительность хватило бы, чтобы одеть всю страну.

Можете себе представить, сколько одежды получают благотворительные организации. Это гораздо больше, чем нужно людям. Также одежда фасуется огромными “тюками” и отправляется в страны третьего мира.

Несмотря на все эти способы повторного использования одежды, тонны её по-прежнему оказываются на свалке.

В 2015 году Patagonia, компания по производству курток и туристического снаряжения, заинтересовалась жизнью людей, которые заграницей шьют их одежду. То, что они обнаружили, повергло их в шок.

Несмотря на то, что рабочие на фабриках по пошиву одежды в Тайване зарабатывают очень мало денег, трудовые брокеры обещают трудящимся – мигрантам, что они могут им помочь найти работу при условии оплаты их помощи в размере 7000 долларов.

Некоторым нужно работать около 2 лет, чтобы рассчитаться с брокером, но рабочий контракт заключается всего лишь на три года. Таким образом, если человек снова захочет работать, он опять должен пройти через процесс оплаты брокера.

То есть работая три года многие фактически получают деньги только за один год работы.

Не имея каких-либо других вариантов, эти люди попадают в бесконечный цикл торговли людьми. Патагония вмешалась, и с 1 июня 2015 года они заставили брокеров пересмотреть систему оплаты, а также попытались перестроить стандарты управления их заводами в меру своих возможностей.

Они открыты для обмена опытом, подробно описывая процесс реструктуризации своей зарубежной фабрики.

Ясно, что сотни тысяч, если не миллионы людей, работающих на швейных фабриках, являются жертвами торговли людьми, и этот вопрос актуален уже очень давно.

В то время, как Патагония пишет на своём веб-сайте, что они готовы оказать помощь любой другой компании по производству одежды, которая захочет провести собственное расследование по торговле людьми, ясно, что большинство корпораций предпочтут сохранять свою прибыль, а не тратить средства на анализ соблюдения прав человека.

10 ужасающих истин об индустрии одежды

Сегодня годовщина ЧП в Бангладеш. 4 года назад произошло обрушение на фабрике Рана-Плаза. В результате обвала здания погибли 1133 человека. Между тем издание ListVerse выпустило статью, где анализируется нынешнее положение вещей в модной индустрии. И картина совсем не радужная.

Как известно, мода – это многомиллиардная индустрия. С растущим спросом в западном мире на дешёвые наряды, откуда-то должны приходить деньги на материалы, оплату труда и доставку. Было бы невозможно достичь такого изобилия в “копеечной” одежде, не проходя через серьёзные проблемы.

10. Детский труд

В Камбодже юридически трудоспособным человек считается с 15 лет, однако многие предприятия пренебрегают этим законом и берут на работу девочек с 12 лет. Эти дети бросают школу, чтобы устроиться на работу, потому что их семьи живут в нищете.

Читайте также:  Как отличить хороший ресторан от плохого: 10 признаков

Отказавшись получать образование, девочки становятся частью системы, из которой со временем становится невозможно вырваться. Независимо от возраста работника, средняя заработная плата составляет примерно 50 центов в день.

По данным ЮНИСЕФ и Международной организации труда, во всем мире в швейной промышленности сегодня работают около 170 миллионов детей. Работников также принуждают работать сверхурочно без повышения заработной платы, это означает, что матери вынуждены либо оставлять детей одних, либо брать их с собой на работу.

При многих фабриках есть так называемый “дневной уход”, который на самом деле является просто углом, в котором дети ждут своих матерей. Нет учителей, ни сотрудников, кто смотрел бы за ними.

Привод детей на фабрики также определённым образом способствует поощрению и развитию детского труда. Ведь без наличия какой-либо другой деятельности, помощь матери будет единственным способом, который поможет отбить скуку ребёнку.

9. Не настоящий искусственный мех

С каждым годом широкая общественность всё больше осознаёт проблему жестокости к животным, поэтому торговцы одеждой сталкиваются с растущим спросом на искусственный мех.

Однако защитники прав животных были бы в ужасе, узнав, что многие товары, рекламируемые как содержащие искусственный мех, на самом деле содержат натуральный.

Во многих случаях производителям одежды дешевле использовать менее дорогие шкуры таких животных, как кролик и енот, чем производить синтетический мех.

В 2013 году Нью-Йорк Таймс писала о скандале, разразившемся в сети американских магазинов Neiman Marcus. Они продавали несколько предметов одежды на которых было написано “faux fur” (искусственный мех), а на самом деле он был на 100 процентов натуральным. И это не разовый инцидент.

8. Свинцовая краска на аксессуарах

Согласно исследованию The New York Times, многие модные и яркие аксессуары часто в составе краски имеют свинец. Наличие этого металла в изделиях может привести к развитию многих заболеваний, так как цветные кошельки, аксессуары для волос, пластиковые украшения и т.д. могут содержать токсичные материалы.

Контакт с этими товарами, а затем прикосновения к пище, царапинам на теле может спровоцировать загрязнение организма свинцом. Даже если человек подвергается воздействию остаточного количества свинца, это все равно может привести к нервным повреждениям и вызвать почечную недостаточность.

В 2010 году в США был подан иск против нескольких магазинов, в аксессуарах которых был обнаружен свинец. Некоторые магазины, замешанные в деле: Target, JC Penny, Kohls, Victoria’s Secret, Macy’s, Sears и Saks Fifth Avenue. У каждого продавца были аксессуары, в состав которых входил свинец.

В 2013 году была проведена повторная проверка. Они стали внимательнее относиться к токсичности своей продукции, потому как свинца в товарах не было найдено.

Тем не менее, многие потребители могут иметь содержащие свинец изделия в своих домах. Сотни других предприятий розничной торговли, которые не проходили через судебный процесс, все ещё могут продавать и продают такой товар.

7. Опасные условия труда

В 2012 году в Бангладеш загорелась швейная фабрика под названием Tazreen Fashion. Потому как закона о пожарной безопасности нет, на фабрике отсутствовали датчики дыма и пожарные выходы. Также сотрудники не были обучены тому, что делать в случае пожара.

Когда завод загорелся, 11 сотрудникам администрации удалось спастись, а 112 женщин-швей были охвачены пламенем.

Вскоре после этого на швейной фабрике Rana Plaza погибли более 1100 рабочих вследствие рухнувшего здания. Опять же не было никаких стандартов, обозначающих состояние здания для того, чтобы оно считалось безопасным для работы людей в нём.

Потребовались все эти человеческие жертвы для того, чтобы в Бангладеш начали создавать стандарты пожарной безопасности. Профсоюзов там не существует, и управляющие заводами никогда не привлекались к ответственности за то, как они обращаются со своими работниками.

Несмотря на давно повышенную степень внимания к этим вопросам, до сих пор существует большое количество компаний, которые продолжают держать своих работников в ужасных условиях просто потому, что их ещё никто на этом не поймал.

Walmart и Gap, две компании, известные своими низкими ценами на одежду, производят свой товар в Бангладеш.

Вместо того, чтобы нести какую-либо ответственность за произошедшее на фабрике Tazreen Fashion, представители Walmart ответили, что к своим собственным магазинам в США они относятся очень серьёзно, и пожарная безопасность там на высшем уровне, но они попытаются “научить” свои заводы в Бангладеш этим важным вещам.

6. Сделана, чтобы быстро развалиться

Некоторые fast fashion бренды, такие как H&M и Forever 21, ежемесячно пополняют свои запасы. А это значит, что производство должно быть более быстрое. Это также требует низкого уровня затрат, поэтому на заводах используется самая дешёвая ткань и дешёвые нитки.

Логично, что одежда не будет служить годами, когда её изготавливают так быстро и из такого некачественного сырья. Саймон Коллинз (Simon Collins), декан факультета моды в новой школе дизайна Парсонса, так выразился о быстрой моде: “Это просто мусор. Вы оденете её единожды на какую-нибудь вечеринку, а буквально на следующий день она развалится”.

Но существуют такие бренды, типа L.L.Bean, которые всегда стремились продавать товар, который прослужит вам всю жизнь. Они настолько уверены в качестве своей продукции, что разрешают потребителю вернуть любой из предметов одежды обратно, независимо от того, сколько лет прошло с тех пор, как он его приобрел.

Однако покупка фирменной одежды не всегда говорит о том, что продукт хороший. Вам может показаться, что вы значительно экономите, когда покупаете брендовую одежду в аутлетовых магазинах.

На самом деле, большая часть брендовой одежды в стоковых магазинах сделана специально для таких точек продаж, то есть из дешёвого материала. Эта одежда обычно того же уровня, что и одежда из сегмента “быстрой моды”, поэтому бренд – это не всегда получение товара более высокого качества.

5. Опасные натуральные волокна

Люди, занимающиеся сбором и производством хлопка, могут подвергаться воздействию хлопковой пыли, которая находится в воздухе во время обработки.

Эта пыль содержит бактерии, грибки, пестициды и другие элементы, которые могут спровоцировать развитие опасных заболеваний, если вдыхать их долгое время. На многих заводах отсутствуют правила безопасности или требования по ношению маски.

Страх перед опасностью натуральных волокон выходит далеко за рамки опасений за здоровье рабочих. Многие люди боятся, что пестициды могут сохраниться и на готовой одежде, которая висит в магазине.

Это и привело к появлению движения под названием “органическая одежда”. Target, H&M, Nike, Victoria’s Secret – это лишь несколько компаний, которые начали работать с органически произведёнными натуральными волокнами, такими как бамбук, шёлк и соя.

4. Работай быстрее или уходи

Согласно обзору Human Rights, спрос на безостановочный выпуск одежды создаёт новые немыслимые пределы рабочей силы. К примеру, в одном случае женщина покинула рабочее место с сильным кровотечением из носа. Она сразу направилась к врачу. Несмотря на то, что она предоставила своему менеджеру необходимую от доктора информацию, женщина была немедленно уволена за то, что её проблема нарушила скорость производства.

Большинство людей, работающих на этих фабриках, – представительницы слабого пола. Если вдруг женщина беременеет, для неё это означает понижение в должности и в оплате соответственно. Она может и вовсе потерять работу.

Сверхурочная работа без повышения заработной платы – это обычная практика. Порой люди даже на ночь остаются на заводе, чтобы успеть сделать установленную компанией норму.

В норвежском документальном сериале “Sweatshop: Dead Cheap Fashion” группу молодых фэшн-блогеров приводят поработать вместе с сотрудниками швейной фабрики в Камбодже, чтобы они могли понять, откуда родом их одежда.

Даже самые самонадеянные из молодых людей в конце концов погрузились в депрессию, пытаясь справиться с несправедливостью, с которой и в которой живут рабочие.

3. Политические последствия

Камбоджа ежегодно экспортирует товаров на миллиарды долларов. В первую пятёрку экспортируемой ими продукции входят все виды одежды.

Большая часть экспорта одежды, в частности, свитеров, идёт в США – 22 процента, оставшаяся часть поставляется в остальные районы мира. Другие экспортные товары, которые предлагает Камбоджа, приносят настолько мало денег, что если страну лишить возможности производить одежду, жители просто не смогут выжить.

Несмотря на то, что “быстрая мода” и швейное производство в Камбодже – это много мусора, плохие трудовые практики и коррупция, страна по-прежнему зависит от продажи одежды богатым странам.

Понятно, что власти не хотят, чтобы сокращалось количество рабочих часов, чтобы им пришлось платить за улучшение условий труда или ещё что-то, что может повысить стоимость производства одежды.

Сокращение основного источника дохода экономики Камбоджи спровоцирует ещё больше волнений. Простого решения у этой проблемы нет.

2. Горы отходов

По данным американского Совета по переработке текстиля, только США ежегодно “производят” 12,5 миллиардов килограммов “одежного” мусора. Всего лишь 15 процентов от этого количества уходят к благотворительным организациям в виде пожертвований. Остальные 85 процентов идут прямиком на свалку.

Подавляющее большинство людей не могут себе позволить или не считают нужным тратиться на фирменную одежду, поэтому они одеваются в дешёвые и некачественные вещи. Когда одежда приходит в негодность, они даже не могут ее никуда пожертвовать, поэтому она отправляется в мусор.

“Одежный мусор” продолжает расти с каждым годом, в США в период с 1999 по 2009 годы его стало больше на 40 процентов.

Даже одежда, которая идёт на благотворительность в США, это около 1,5 миллиарда килограммов, в то время как всё население Штатов – 319 миллионов человек.

Иначе говоря, если бы компании перестали бы получать партии новой одежды из стран третьего мира и продавали бы свои текущие запасы в течение года, то пожертвований на благотворительность хватило бы, чтобы одеть всю страну.

Можете себе представить, сколько одежды получают благотворительные организации. Это гораздо больше, чем нужно людям. Также одежда фасуется огромными “тюками” и отправляется в страны третьего мира.

Несмотря на все эти способы повторного использования одежды, тонны её по-прежнему оказываются на свалке.

1. Трафик людей

В 2015 году Patagonia, компания по производству курток и туристического снаряжения, заинтересовалась жизнью людей, которые шьют их одежду. То, что они обнаружили, повергло их в шок.

Несмотря на то, что рабочие на фабриках по пошиву одежды на Тайване зарабатывают очень мало денег, перспектив у них нет. Трудовые брокеры обещают трудящимся – мигрантам помощь в поиске новой работы за вознаграждение в размере 7000 долларов.

Некоторым нужно работать около 2 лет, чтобы рассчитаться с брокером, но рабочий контракт заключается всего лишь на три года. Таким образом, если человек снова захочет работать, он опять должен пройти через процесс оплаты услуг брокера.

То есть работая три года, многие фактически получают деньги только за один год работы.

Не имея каких-либо других вариантов, люди вынуждены соглашаться на вышеуказанную схему. Patagonia вмешалась, и с 1 июня 2015 года они заставили брокеров пересмотреть систему оплаты, а также попытались перестроить стандарты управления заводами в меру своих возможностей.

Компания открыта для обмена опытом, подробно описывая процесс реструктуризации своей зарубежной фабрики.

Ясно, что сотни тысяч, если не миллионы людей, работающих на швейных фабриках, являются жертвами торговли людьми, и этот вопрос актуален уже очень давно.

В то время, как Patagonia пишет на своём веб-сайте, что они готовы оказать помощь любой другой компании по производству одежды, которая захочет провести собственное расследование по торговле людьми, ясно, что большинство корпораций предпочтут сохранять свою прибыль, а не тратить средства на анализ соблюдения прав человека.

Источник: ListVerse, перевод – Баландина Е.

Фото 1: обрушение на фабрике Рана-Плаза, Zakir Hossain Chowdhury / ANADOLU AGENCY

Ссылка на основную публикацию