Смелость быть настоящим: 5 лучших книг бит-поколения - Svadba-Narofominsk.ru
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (пока оценок нет)
Загрузка...

Смелость быть настоящим: 5 лучших книг бит-поколения

Смелость быть настоящим: 5 лучших книг бит-поколения

Что вы знаете о битниках? Аморальные, наглые, социопатичные, бездельники и прожигатели жизни, которые ищут свой особый смысл существования. Творчество бит-поколения и до сих пор отталкивает чрезмерной откровенностью и правдивостью, хотя и завораживает абсолютной свободой духа.

Предлагаем вам 5 книг бит-поколения, которые лучше всего раскрывают душу культового литературного направления второй половины ХХ века.

Джек Керуак

«Пиши, как пишется, без абзацев, пунктуации, освободи подсознание, не останавливайся, не редактируй, покоряйся только ритму, импровизируй, как джазмен. Помни: первая мысль – самая точная. Запиши слова со скоростью их возникновения».

Именно американский писатель Джек Керуак сформировал метод свободного и незатейливого письма, который со временем стал отдельным литературным направлением и главной отличительной чертой большинства писателей поколения бинтиков.

«В дороге»

Роман «В дороге» подарил голос восходящему и недовольному молодому поколению конца сороковых и начала пятидесятых годов. Он увидел свет сразу после Великой депрессии и Второй Мировой Войны, за более чем десять лет до массового движения за гражданские права в 60-е. Несмотря на то, что прошло пятьдесят лет после событий романа, идеи и переживания, описанные в книге, по-прежнему являются актуальными для современного человека. Автор поднял проблемы беспокойной, идеалистической молодежи, которая жаждет чего-то большего, чем просто процветающее общество.

«В дороге» – это хроники, которые повествуют о годах путешествий Джека Керуака по Североамериканскому континенту со своим другом Нилом Кэссиди. Два главных героя книги, Сал Парадайз и Дин Мориарти, бродят по стране в поисках самопознания и опыта. Эпическая природа приключения и сам текст наполняют книгу смыслом, темой и жизненными уроками.

«Бродяги Дхармы»

«Бродяги Дхармы» – это один из лучших и наиболее популярных автобиографических романов Керуака, основанный на личном опыте автора, который в середине 1950-х годов, живя в Калифорнии, серьезно увлекся буддизмом. Поэт Гэри Снайдер, который был близким другом писателя, и чей интерес к буддизму повлиял на Керуака, стал прототипом одного из главных героев книги.

По сюжету романа, двое молодых мужчин ищут истину жизни в философии Дзен. Они проходят через бесконечный марафон пьяных вечеринок, поэзию, богемное американское общество и познание одиночества на вершине горного пика в штате Вашингтон. Роман, опубликованный через год после книги «В дороге», в отличие от дебютного произведения, наполнен юмором и заразительным жизнелюбием.

Уильям Берроуз

Создать целостное и гениальное из хаотичного. Так определил главную философию литературы поколения битников один из ярчайших ее представителей – Уильям Берроуз. Вместе с художником и поэтом Брайном Гайсином он основал новый стиль письма, который назвал «прерывистое писание». Суть этого литературного явления была в том, что готовый текст разрезали на куски и хаотично перемешивали.

«Голый завтрак/Обед нагишом»

«Голый завтрак» – это самый популярный роман Уильяма С. Берроуза, который был опубликован в 1959 году. Писатель, придерживаясь стиля «прерывистого писания», построил книгу в виде серии слабо связанных между собой отрывков. Берроуз заявлял, что главы предназначены для того, чтобы их можно было читать в абсолютно любом порядке.

Главный герой романа – наркоман Уильям Ли, который путешествует из США в Мексику. В основу его приключений автор положил собственный опыт перебивания в этих местах и пристрастие к морфину, героину и марихуане. Роман был включен журналом Time в список «100 лучших англоязычных романов с 1923 по 2005 год».

В 1991 году Дэвид Кроненберг снял одноименный фильм по мотивам знаменитого произведения Берроуза.

Аллэн Гинзберг

Аллен Гинзберг – американский поэт второй половины ХХ века, а также один из основателей движения битников. Его поэзии, наиболее среди представителей этого жара, характерна свобода экспрессии, сексуальность и либерализм.

«Вопль»

Впервые поема «Вопль» была опубликована в 1956 году. Это пророческий шедевр, который затрагивает проблему бесчеловечности общества. Преодолев цензуру и критику, это произведение литературы поколения бит стало одной из самых читаемых поэм века.

Гинзберг начал работу над поэмой «Вопль» еще в 1954 году. Позже ее отрывок опубликовал другой поэт, Лоуренс Ферлингетти, в своем сборнике. За это на него и менеджера книжного магазин, где продавалась книга, подали в суд «за распространение непристойной литературы», и оба были арестованы. Когда судья постановил, что в поэме нет ничего пошлого и матерного, Гинзберг смог открыто признаться в своем авторстве.

Грегори Корсо

Наименее известный из всех выдающихся представителей битников, Грегори Корсо ярче всего воплотил в литературе образ одаренного бунтаря, который оспаривает молчаливую политику буржуазного общества.

«Бомба»

В 1958 году Грегори Корсо написал любовную поему… ядерному взрыву. И это стало настоящим взрывом в обществе. Когда он читал «Бомбу» в Англии, люди бросали в поэта обувью. Конечно же, это сатира. Корсо написал ее, критикуя насилие войны. Но не только Второй Мировой. В то время люди буквально сходили сума от восторга из-за гонки вооружения, накопления атомного оружия и Холодной войны.

Скорее всего, Корсо опередил свое время, опубликовав поэму «Бомба», так как угроза ядерного уничтожения маячила в центре всеобщего внимания, и в эго произведении люди не увидели ничего смешного и поучительного.

А какие книги литературы бит-поколения нравятся вам?

Смелость быть настоящим: литература бит-поколения


Аморальные, наглые, соціопатичні. Творчество битников и до сих пор отталкивает собственной «неправильностью», хотя и завораживает свободой видения. «Студвей» расскажет, что действительно стоит знать о культовую литературу второй половины ХХ века.
Спонтанная проза Джека Керуака
Пиши как пишется, без абзацев, пунктуации, освободи подсознание, не останавливайся, не редагуй, підкорюйся только ритма, импровизируй как джазмен. Помни: первая мысль – самая точная. Запиши слова со скоростью их возникновения.

Американский писатель Джек Керуак, «король битников» (от англ. beat – разбитые, уставшие; определенный ритм в джазе) назвал этот метод свободного и незатейливого письма спонтанной прозой, который в дальнейшем стал основным стилем творчества бит-поколения.

Культовый роман о путешествие , любовь и сумасшедшую страсть к жизни – олицетворение философии битников. Керуак писал его в течение 3 недель, поддерживая себя кофе и бензендрином. Он вставил в пишущую машинку 36-метровый свиток бумаги, чтобы не отвлекаться на заправку листов. Общая идея заключалась в том, чтобы издать книгу в виде рулона, чтобы читатель, раскручивая его, имел возможность почувствовать движение. На самом деле мысли и слова в романе не были спонтанными. Керуак давно вел дневник и записные книжки, собирая случаи из жизни, интересные образы и впечатления.

Увлекшись в 1954 году буддизмом, Джек Керуак начинает работать над «Бродягами Дхармы». В основу романа был положен весь буддийский опыт автора, стремление к обретению своего сатори. «Я постиг сущность вещей, где ничего не прибывает и абсолютно ничего не происходит». В произведении описываются автобиографические события 1955-1956 годов, сам Керуак предстает в образе бродяги Дхармы Рэя Смита. Роман был раскритикован специалистами по буддизму, у Джека началась депрессия. «Я больше не буддист», − говорил он друзьям.

Уильям Берроуз и отрывистое письмо

Создавать целостное и гениальное из хаотичного, разрозненного – вот в чем, по мнению еще одного влиятельного представителя бит-литературы Уильяма Берроуза, заключается настоящая алхимия текста. Вместе с художником и поэтом Брайном Гайсіном он создает метод нарезок, так называемое прерывистое писание («cut-ups») – литературу, которая зависит от случая. Текст в любом порядке разрезается и перемешивается − так создается новое произведение. «Cut-ups» в значительной степени повлияло на развитие электронной экспериментальной музыки и современный кинематограф.

Берроуз и Гайсін совместно разработали так называемую «машину мечты» или «машину сновидений» («The Dream Machine») – прибор, который благодаря особенностям своего построения способен вызвать у человека галлюцинации естественным путем (без стимулирующих средств), за счет воздействия различных волн на мозг.

Используя прерывистое писание, Старый Бык Ли (так Берроуза Керуак называл) создает свой самый известный роман − ключевой для литературы битников. Или антироман, поскольку произведение почти лишен линии повествования. «Ланч обнаженных» (название также придумано Джеком Керуаку) − это смешанные вырезки из личных дневников, исписанных мелким почерком тетрадей в мексиканском городе Танжер, которые содержат авторские рефлексии, фантазии, кошмары. Роман долгое время был запрещен европейской и американской цензурой через сплошное применение ненормативной лексики, откровенной гомосексуальной направленности.

Аллен Гинзберг и поэзия «нового видения»

Американский поэт второй половины ХХ века, один из основателей битников. Его поэзия со свободной экспрессией, сексуальным либерализмом, «другими» ценностями считается краеугольным камнем контркультуры США. Сам Гинзберг говорил, что узнал о поэзии от Керуака больше, чем от кого-нибудь другого.

Под влиянием Берроуза и Керуака, а также экспериментов с марихуаной и бензендрином (галюцінаційна встреча с выдающимся поэтом XIX века. В. Блейком) у Гинзберга появляется идея поэзии «нового видения». Так начинается труд над поэмой «Вопль» («Howl») – культовым произведением бит-литературы. «Крик» − «смесь автобиографии, апокалиптического видения мира, катарсиса и пророчества». Это поэма, адресованная культуре, которая, по мнению Гинзберга, негативно повлияла на многих его друзей.

Ядерный гриб Грегори Корсо

Наименее известный из всех выдающихся представителей битников Грегори Корсо ярче всего воплотил образ одаренного бунтаря, что чихать хотел на условности общества. Его лирический герой – обездоленный нонконформист, который не принимает мораль «молчаливого большинства» буржуазной Америки.

Читайте также:  Что сделал Голливуд с нашими сказками? Самые лучшие и худшие экранизации

Набрана в форме ядерного гриба поэма «Бомба» наряду с «Воплем» Гинзберга считается поэтическим манифестом битников. Впервые с этим произведением в 1958 году Корсо выступил перед студентами Оксфорда , однако поэма не была закончена – декламацию автора прервали участники кампании за ядерное разоружение. На то время угроза ядерной войны была настолько очевидной и ощутимой, что «Бомба» вызвала «маленький ядерный взрыв» в сознании слушателей.

Смелость быть настоящим: 5 лучших книг бит-поколения

Сегодня исполняется 100 лет со дня рождения Уильяма Берроуза. Он был одной из главных “икон” поколения битников, поколения, “отпустившего стремена” этого мира, ратующего за абсолютную свободу и не взирающего на то, какую цену за неё нужно заплатить.

Люсьен Карр (1925-2005) битником, безусловно, был. Его называют даже отцом-основателем этой культуры. Но манифестов битничества Карр никогда не писал, да и писателем не был. Его огромная заслуга перед «разбитым поколением» состоит в том, что именно он познакомил и собрал вместе этих троих: Джека Керуака, Аллена Гинзберга и Уильяма Берроуза.

Имя Люсьена Карра на устах с недавних времен. В 2008 СМИ анонсировали выход ранее не издававшейся книги “И гиппопотамы сварились в своих бассейнах», написанной в соавторстве Керуаком и Берроузом, а также новой ленты о поколении битников под названием «Убей своих любимых». Оба эти произведения повествуют об убийстве на сексуальной почве, которое в молодости совершил Люсьен Карр и которое он всячески пытался забыть, исключить из своей жизни. Ради этого он попрощался с контркультурой и своими друзьями-битниками, и прожил совсем другую жизнь.

Американского писателя Джека Керуака (1922-1969) уже при жизни называли “королём битников”. Самоощущение этого человека полностью совпало со сходными чувствами целого поколения. Выражая все эти вибрации посредством текста, он катализировал реакцию общества. Настольной книгой для всех современников стал его роман “На дороге”. Керуак создал её за 3 недели. Он познал и использовал метод спонтанной прозы, эдакой мантры обо всем, в стиле и форме которой чувствуется вечный ритм, пронзительный джаз и медитативная выдержанность. Сильнейшая связь Джека Керуака со своим, конкретным временем, которым были 40-50-е годы XX века, позволила ему написать beat-поколение, его героя, его реальность, его мечты и всю атрибутику, как не сумел бы никто другой.

«В этом мире жить невозможно, но больше негде…»

Ирвин Аллен Гинзберг (1926-1997) – самый известный поэт-битник и автор ещё одного ключевого произведения этой эпохи – поэмы “Вопль”. Эта поэма – настоящий манифест бит-культуры, объявляющий американскому искусству новые ценности и новый либерализм. Употребление расширяющих сознание препаратов стало артистической нормой, инновационным способом творить. Именно такие произведения, как “Вопль” и “На дороге” Керуака составили прочную основу для развития в дальнейшем литературы постмодернизма.

“Я видел лучшие умы моего поколения: разрушенные безумием, умирающие от голода, истерически обнажённые”.

Среди великих битников сегодня именинник – Уильям Берроуз (1914-1997), и сегодня ему исполнилось бы 100 лет. Берроуз, поразительно талантливый, противоречивый, и, наверное, самый понятый писатель своего поколения. Его поклонники – огромная армия нонконформистов по всему миру. Его творчество наиболее обширно, по сравнению с другими битниками: порядка 20 романов и несколько сборников малой прозы. Берроуз поймал волну еще до того, как стал писателем. Он был воплощением всего, что несла контркультура, и более всего – противником всякого Контроля (полицейского, цензуры, личного контроля). В 1959 году вышел в печать его дебютный роман «Голый завтрак», созданный по технологии cut up («нарезки кадров»), и сразу занял свое место в нужной нише. Именно его стоит прочесть, чтобы понять, что хотели сказать битники. Его просто стоит прочесть.

Вклад Берроуза в мировую литературу – огромен. Возьмем хотя бы то, что «Голый завтрак» считают одним из первых и произведений постмодерна, а другой его роман, “Нова Экспресс»”, положил основу литературному стилю киберпанк.

“Ничто не истина. Всё дозволено”

Боб Кауфман (1925-1986) – американский поэт-битник, сюрреалист, актер. Слава приписывала ему разные титулы: и шаман, и святой, и пророк Карибского бассейна, а во Франции, где поэзия Кауфмана была и остается очень популярной, его называли «черный американский Рембо». Кауфман поэт оригинальный: его поэзия черпала вдохновение в джазе, он почти никогда не записывал своих стихов, предпочитая другим формам выражения перформанс. Этот выбор позволил ему стать главным популяризатором бит-культуры в Европе.

“Верьте в мерно-качающие звуки джаза,
Что разрывают ночь в клочья
И продолжают литься снова
В неторопливо спокойном ритме,
Не в тех ненормальных из управления,
Тех, что создали только Бомбу”

Майкл Макклур – один из немногих живых битников. Талантливый писатель, поэт, сценарист, кинорежиссер, актер, автор песен. Макклур буквально подарил миру Джима Моррисона, легендарного вокалиста группы The Doors. Он был хорошим другом Мориссона и активно способствовал его продвижению, как поэта и исполнителя. Перу Майкла Макклура принадлежит большое количество разнообразных трудов, в том числе теоретические и критические статьи о бит-культуре. Такие произведения Макклура, как «Поэма Пейоля», несомненно, стали прочной основой для возникновения литературы «спиритуальных сеансов» и подобной, среди которой, несомненно, книги Карлоса Кастанеды.

“Мы вышли за точку невозврата и мы были готовы к этому, к точке, откуда нет возврата. Мы хотели слышать голос, и мы хотели, чтобы было видение”

Еще один человек из поколения битников, Питер Орловски (1933-2010) – поэт, музыкант и учитель. Его отец был русским эмигрантом, белогвардейцем. Орловски был сильным поэтом, но известен он в основном тем, что на протяжении 30 лет был любовником знаменитого Аллена Гинзбурга. Питер Орловски был яростным активистом антиядерного движения. Многочисленные акции, устроенные им, значительно поспособствовали укреплению мира.

«Я встретил Кафку, но он перескочил через дом
и скрылся.
Мое тело превратилось в сахар, растворилось в чае,
и я понял смысл жизни»

Основные книги бит-поколения. — 16 книг

Это то, чем невозможно насладиться.
То, когда происходящее завораживает, хотя ты понятия не имеешь о чем идет речь.
Это поколение свободомыслящих, незакомплексованных творцов. Творцов, которые создавали мир вокруг себя, свой мир, выходящий за пределы разума и всевозможные рамки приличия.
Однако, некоторые из входящих в этот список книг, никак не связаны с названием подборки, но это только доказывает то, что все в моей жизни не подлежит объяснению и пониманию.

ISBN:978-5-17-061162-1, 978-5-403-02437-2
Год издания:2010
Издательство:АСТ, АСТ Москва
Серия:Альтернатива
Язык:Русский

Одна из величайших книг нонконформистской культуры за всю историю ее существования.
Одна из самых значительных книг XX века, изменившая лицо современной прозы.
“Голый завтрак” – первый роман Уильяма Берроуза, сразу же поставивший автора в ряд живых классиков англоязычной литературы.
Странная, жестокая и причудливая книга, сочетающая в себе мотивы натурализма, визионерства, сюрреализма, фантастики и психоделики.
“Порвалась дней связующая нить”. и неортодоксальные способы, которыми Уильям Берроуз предлагает соединить ее, даже сейчас могут вызвать шок у среднего человека и вдохновение – у искушенного читателя.

Одна из величайших книг нонконформистской культуры за всю историю ее существования.
Одна из самых значительных книг XX века, изменившая лицо современной прозы.
“Голый завтрак” -…

ISBN:978-5-17-067885-3, 978-5-271-29272-9
Год издания:2010
Издательство:АСТ, Астрель
Серия:Альтернатива
Язык:Русский

Маленький роман, который навеки изменил лицо современной нонконформистской прозы.
Роман, который открыл миру страшную тему наркозависимости — и тем самым открыл путь в литературу для Хантера Томпсона, Ирвина Уэлша и многих других мастеров, для которых эта больная тема стала ключевой в творчестве.
Странная, безжалостная и гениальная книга, в которой мир реальности причудливо и изощренно сочетается с миром фантазий и галлюцинаций.
Блистательно написанный “путеводитель по аду”, который заставил бы содрогнуться в ужасе самого Данте, — ведь ад от Берроуза есть не вымысел, а реальность.

Маленький роман, который навеки изменил лицо современной нонконформистской прозы.
Роман, который открыл миру страшную тему наркозависимости — и тем самым открыл путь в литературу…

Язык:Русский

ISBN:5-94128-001-7
Год издания:2000
Издательство:Kolonna Publications
Язык:Русский

Юные демоны, управляющие силами Эроса и Танатоса, готовы к сражению с машиной полицейского контроля. «Дикие мальчики» — первый роман футуристической трилогии Уильяма Берроуза о торжестве анархии, гедонизма и сексуальной свободы. Русский перевод романа издается впервые.

«Дикие мальчики обитают на обширном пространстве от окрестностей Танжера до Голубой Пустыни Безмолвия… парящие мальчики с луками и лазерными винтовками, мальчики на роликовых коньках в голубых плавках, стальных шлемах и с охотничьими ножами, нагие мальчики с духовыми ружьями длинные волосы спускаются по спине, на бедре малайский кинжал крис, мальчики с рогатками, метатели ножей, лучники, мальчики способные убить голыми руками, мальчики-шаманы повелевающие ветром и те что подчиняют себе змей и собак, мальчики наловчившиеся гадать по костям и сведущие в магических амулетах они могут заколоть врага по отражению в тыквенной бутыли с водой, мальчики наводящие саранчу и блох, пустынные мальчики пугливые словно маленькие песчаные лисы, мальчики-сновидцы которые видят сны друг друга и мальчики-молчуны из Голубой Пустыни».

Юные демоны, управляющие силами Эроса и Танатоса, готовы к сражению с машиной полицейского контроля. «Дикие мальчики» — первый роман футуристической трилогии Уильяма Берроуза о…

Читайте также:  10 крутых идей для празднования Дня рождения ребенка

ISBN:5-17-027011-9, 5-271-10457-5, 5-93827-019-7
Год издания:2005
Издательство:АСТ, Астрель, Компания Адаптек
Серия:Альтернатива
Язык:Русский

Роман Уильяма Берроуза “Города Красной Ночи” (1981) – первая часть трилогии, увенчавшей собой литературное творчество великого американского писателя. Уникальное произведение, совместившее в себе приемы научной фантастики, философской прозы и авантюрного романа, “Города Красной Ночи” оказали и продолжают оказывать огромное влияние на мировое искусство.

Роман Уильяма Берроуза “Города Красной Ночи” (1981) – первая часть трилогии, увенчавшей собой литературное творчество великого американского писателя. Уникальное произведение,…

Язык:Русский

“Вопль” — поэма Аллена Гинзберга, написанная в 1955 году и опубликованная в сборнике “Вопль и другие поэмы”. Поэма является одним из культовых произведений битников наряду с “На дороге” Джека Керуака и “Голым завтраком” Уильяма Берроуза.

“Вопль” — поэма Аллена Гинзберга, написанная в 1955 году и опубликованная в сборнике “Вопль и другие поэмы”. Поэма является одним из культовых произведений битников наряду с “На…

ISBN:978-5-17-065459-8, 978-5-271-28786-2
Год издания:2010
Издательство:АСТ, Астрель
Серия:Альтернатива
Язык:Русский

Как просто все начиналось!
1944 год. Закадычные приятели Уильям Берроуз и Джек Керуак были задержаны полицией за попытку помочь укрыться от закона своему другу, по пьянке совершившему убийство.
Вскоре их, конечно, отпустили, – но воображение двух гениев контркультуры уже заработало.
Результатом стал потрясающий роман, в котором реальные события пережили самые причудливые превращения, а нелепый эпизод принял масштабные черты манифеста “потерянного поколения”, отказывающегося жить по лживым законам буржуазного общества и накручивающего свою “несогласность”, что называется, до ручки.

Как просто все начиналось!
1944 год. Закадычные приятели Уильям Берроуз и Джек Керуак были задержаны полицией за попытку помочь укрыться от закона своему другу, по пьянке…

ISBN:5-352-01850-4
Год издания:2006
Издательство:Азбука-классика
Серия:Азбука-классика (pocket-book)
Язык:Русский

Джек Керуак – один из главных персонажей и создателей молодежной культуры XX века. В настоящем издании представлен роман “В дороге”, принесший автору всемирную славу и ставший классикой американской литературы. Первый редактор этого романа любил вспоминать, что более странной рукописи ему не приносили никогда. Здоровенный, как лесоруб, Керуак принес в редакцию рулон бумаги длиной 147 метров без единого знака препинания. Это был рассказ о судьбе и боли целого поколения. И главный герой романа, зубоскал, бабник и пьяница Дин Мориарти, до сих пор едет на своем дребезжащем “мустанге” по дороге, которая не кончится никогда.

Джек Керуак – один из главных персонажей и создателей молодежной культуры XX века. В настоящем издании представлен роман “В дороге”, принесший автору всемирную славу и ставший…

ISBN:978-5-389-01354-4
Год издания:2011
Издательство:Азбука, Азбука-Аттикус
Язык:Русский

Джек Керуак дал голос целому поколению в литературе, за свою короткую жизнь успел написать около 20 книг прозы и поэзии и стать самым известным и противоречивым автором своего времени. Одни клеймили его как ниспровергателя устоев, другие считали классиком современной культуры, но по его книгам учились писать все битники и хипстеры – писать не что знаешь, а что видишь, свято веря, что мир сам раскроет свою природу. “Бродяги Дхармы” – это праздник глухих уголков и шумного мегаполиса, буддизма и сан-францисского поэтического возрождения, это выстроенный, как джазовая импровизация, рассказ о духовных поисках поколения, верившего в доброту и смирение, мудрость и экстаз; поколения, манифестом и библией которого стал другой роман Керуака, “В дороге”, принесший автору всемирную славу и вошедший в золотой фонд американской классики.

Джек Керуак дал голос целому поколению в литературе, за свою короткую жизнь успел написать около 20 книг прозы и поэзии и стать самым известным и противоречивым автором своего…

ISBN:978-5-389-02881-4
Год издания:2011
Издательство:Азбука, Азбука-Аттикус
Язык:Русский

Впервые в полном переводе, включая поэму “Море”, являющуюся его неотъемлемой частью, знаменитый роман современного классика. Джек Керуак дал голос целому поколению в литературе, за свою короткую жизнь успел написать около 20 книг прозы и поэзии и стать самым известным и противоречивым автором своего времени. Одни клеймили его как ниспровергателя устоев, другие считали классиком современной культуры, но по его книгам учились писать все битники и хипстеры – писать не что знаешь, а что видишь, свято веря, что мир сам раскроет свою природу. Роман “В дороге” принес Керуаку всемирную славу и стал классикой американской литературы; это был рассказ о судьбе и боли целого поколения, выстроенный, как джазовая импровизация. Несколько лет назад рукопись “В дороге” ушла с аукциона почти за 2,5 миллиона долларов, а сейчас роман обрел наконец и киновоплощение; продюсером проекта выступил Фрэнсис Форд Коппола (права на экранизацию он купил много лет назад), в фильме, который выходит на экраны в 2012 году, снялись Вигго Мортенссен, Стив Бушеми, Кирстен Данст, Эми Адамс. За романом “В дороге” последовали “Бродяги Дхармы”, за “Бродягами Дхармы” – “Биг-Сур”, документирующий борьбу “короля битников” с кризисом среднего возраста и мифом, который сам же Керуак и породил; борьбу огромного таланта и такой же огромной тяги к саморазрушению.

Впервые в полном переводе, включая поэму “Море”, являющуюся его неотъемлемой частью, знаменитый роман современного классика. Джек Керуак дал голос целому поколению в литературе,…

Разбитая литература: история бит-поколения и битников

Волны субкультур сменяют одна другую. Мы уже практически забыли о хипстерах и ждём появление новой группы людей, объединённых по какому-то признаку со странностями, которые общество не может понять. В мире искусства тоже зарождаются свои движения, которые оказывают сильное влияние на эпоху. Одним из таких было бит-поколение.

Разбитое поколение

Америка 50-х годов. В стране экономический подъём, холодная война ещё не вскружила окончательно голову мировым лидерам и сводится пока что к утопичной космической гонке. Общество афроамериканцев протестует против расовой сегрегации. В американском искусстве начинается золотой век: рождается рок-н-ролл, Элвис Пресли уже начинает раскрепощать молодёжь, эволюционирует джаз. На безоблачном небе кинематографа загораются несколько сверхъярких звёзд: Мерилин Монро, Марлон Брандо и Джеймс Дин.

Вот только литература переживает не лучшие дни: косвенные запреты на многие темы (особенно касающиеся секса) склоняют авторов к самоцензуре, а практически стерильный по современным меркам роман «Над пропастью во ржи», вышедший в 1951 году, всколыхнул нравственные устои читателей. Обидно, наверное, быть в эпохе, когда вся страна — особенно в сфере искусства — занимается поеданием сливок, а ты писатель и вынужден довольствоваться лишь облизыванием крышечек от йогурта.

Несложно догадаться, что бит-поколение выражало протест. Как я уже сказал, высокий уровень цензуры, существовавший в стране, в большей мере касался именно писателей — это уже повод. Войны прошли, забрав с собой потерянное поколение, спокойное общество пыталось себя осмыслить и, судя по всему, делало это весьма консервативно, что и породило контркультуру. К тому же наследие войны преобразилось в усиление маккартизма — мощного и резкого антикоммунистического движения, сопровождавшегося постоянными подозрениями в антиамериканских настроениях всех, кто хоть немного давал повод (это был своеобразный противовес расширяющимся границам коммунизма на запад и на восток). Культура тоже трансформировалась: рождала рок-н-ролл, преображала джаз, развивала кинематограф. Литература просто ждала свой шанс — и дождалась своих создателей.

Особенности нового стиля

Главным квартетом этого движения стали писатели Люсьен Карр, Джек Керуак, Уильям Берроуз и Аллен Гинзберг. Именно их знакомство помогло бит-поколению сформулировать свои идеи в нечто большее, чем несколько резонансных произведений. Можно сказать, что они дали людям свой стиль, основная суть которого не просто быть не таким, как все, а делать это максимально резко. Но нельзя говорить о том, что эта четверка и их предшественники придумали нечто уникальное. Подобные движения в литературе и обществе существовали и ранее.

Если говорить о писательском наследии, не рассматривая совсем уж дальние корни, то, определённо, влияние на битников оказали модернистские поэты и писатели, такие как Эзра Паунд, Томас Элиот и Уильям Карлос Уильямс. У русского читателя эти имена вряд ли всколыхнут какие-то знания в памяти, но для американцев они значили многое. Достаточно сказать о том, что по произведению Томаса Элиота написан знаменитый мюзикл «Кошки», который скоро выйдет в кино с необычной графикой. Чтобы ты понимал, на что опирались битники, приведу тебе в пример одно из стихотворений Уильяма Карлоса Уильямса (после того как недоумение от прочитанных строк охватит тебя, попробуй прочесть его ещё раз. Если и тут мимо, то дальше я всё равно попробую объяснить смысл произведений бит-поколения):

«Я съел сливы
лежавшие
в холодильнике

ты их
наверное
хотела оставить
на завтрак

Прости
они были восхитительны
такие сладкие
и такие холодные».

С литературой понятно, но если говорить о субкультурных корнях, то своё начало битники берут из хипстеров. Внезапно оказывается, что хипстеры — это не ребята из барбершопа в цветных носках, а культура, зародившаяся в Америке 40-х в афроамериканском обществе любителей бибоп-джаза. Бибоп — это одно из направлений в развитии джаза, которое не отличалось мелодичностью, как в тех композициях, что мы могли слышать в серии игр Fallout. Здесь во главу угла ставилась виртуозность музыкантов, которые старались усложнять мелодии и выдавать то, что могут оценить только свои. И всё это было ярким исполнением. Бибоп очень тесно связан с выступлениями бибоп-поэтов, которые для своих стихов выбирали джазовые клубы, а саму эту поэзию иногда называли «джазом печатной машинки».

Читайте также:  Особенности макияжа для жирной кожи

Литература для своих

Бит-поэзия отличалась сложным восприятием для читателя, и её точно можно было назвать поэзией для своих — для тех, кто в теме. Каждые публичные чтения этих стихов были похожи на чтение манифестов: поэты под сложные импровизации музыкантов громко и отрывисто озвучивали свои произведения, которые выглядели примерно так:

«Прошлой ночью я вёл машину,
не умея водить,
и вообще она была не моя —
я ехал и давил
тех, кого люблю
…один город проехал на сто двадцать.

Я остановился в Хеджвилле
и заснул на заднем сиденье
…меня звала моя новая жизнь».

Нам, выросшим на академических стихах, сложно называть это поэзией. Сравнить подобный стиль можно разве что с Маяковским, но о нём чуть позже.

Проза битников была, по сути, такой же рваной и узконаправленной изначально. Это описание подтверждает часто используемый битниками метод нарезок для написания своих произведений. Его придумал один из последователей дадаизма (дадаизм, кстати, тоже оказал определённое влияние на бит-поколение) Тристан Тцара. Суть его проста и кажется иррациональной: готовый текст разрезается на полосы, а затем из случайно сложенных предложений получается совсем новый текст. Вот пример из произведения Берроуза:

«Облей их бензином и подожги… На скорую руку… белая вспышка… сдавленный писк насекомого… я восстал из мертвых с металлическим привкусом во рту принеся с собой бесцветный запах смерти… детское место полудохлой серой обезьяны… фантомные приступы боли после ампутации…»

Это хороший момент, чтобы рассказать о самых знаменитых произведениях бит-поколения. Их я назову три:

«Голый завтрак»
Пример, используемый выше, был из этого произведения Уильяма Берроуза. Он был написан по методу нарезок, что повлияло на его бессюжетность и наличие инородных деталей. «Голый завтрак» — это рагу из разбросанных строк, описаний наркотических опытов, гомосексуальных сцен и различных извращений. Неудивительно, что в условиях цензуры этот роман был под запретом и вокруг него были настоящие судебные процессы, которые Берроуз вместе со своими соратниками смог преодолеть, а его роман стал одним из основ философии бит-поколения.

«Вопль»
Поэма Аллена Гинзберга — революционное событие в мире американской поэзии. Не только потому, что выход этой поэмы ознаменовал рождение новой свободной литературы, но и потому, что публичное чтение «Вопля» в Галерее Шесть, вызвавшее восторг публики, направило первые лучи общественного внимания на зарождающуюся культуру битников. Это поэма о страдании его друзей, жестоком обществе и возможности освобождения и очищения:

«Я видел лучшие умы моего поколения разрушенные безумием, умирающие от голода истерически обнажённые,
волочащие свои тела по улицам чёрным кварталов ищущие болезненную дозу на рассвете,
ангелоголовые хиппи сгорающие для древнего божественного совокупления со звёздным динамо в механизмах ночи,
кто беден и одет в лохмотья со впалыми глазами бодрствовал курил в призрачной темноте холодноводных квартир плывущих по небу через городские купола в созерцании живой энергии джаза…»

«В дороге»
Роман Джека Керуака о его путешествии вместе с его другом Нилом Кэссиди по США и Мексике. Роман стал бестселлером, но был разгромлен критиками за идеи и за стиль написания, который сам автор называл «спонтанной прозой». Сам роман был тоже подвергнут цензуре из-за чего в его издании 1957 года отсутствовали некоторые сцены.

«Мы сели в машину и понеслись назад, к дому моего брата.
До этого я проводил тихое Рождество в деревне — что и осознал, когда мы вернулись в дом и я увидел рождественскую елку, подарки, почувствовал запах жарящейся индейки и послушал, о чём говорят родственники, но мною уже вновь владело помешательство, и имя этому помешательству было Дин Мориарти. Я вновь был во власти дороги».

Объединённое разбитое поколение

Кроме прямого влияния на литературу бит-поколение воздействовало и на общественную жизнь, породив субкультуру, представителей которой называли битниками. Название было снисходительным — и им в принципе характеризовали протестно настроенную молодёжь, отрицающую традиционные культурные ценности. Причём название было образовано с использованием русского суффикса -ник, взятого от слова «Спутник», которое в то время было на слуху.

В то время это слово было почти ругательным (как у нас сейчас «либерал»), и в представлении общества битник — это обычный бородатый бездельник с антиамериканскими настроениями, шатающийся по джаз-клубам. Как и в случае с любым стереотипом, вокруг битников сформировался определённый образ, используя который, изображали эту субкультуру. Чёрный цвет в одежде, свитер под горло, тёмные очки, длинные волосы, берет и иногда бонго — так обычно изображали типичного битника. Такими и были нарисованы родители Неда Фландерса в мультсериале «Симпсоны».

Битники пришли на смену классическим хипстерам, а после заката бит-поколения на улицах американских городов вышла новая субкультура, унаследовавшая некоторые принципы предыдущей, — это были хиппи. Продолжить эту цепочку превращений до наших дней не составит труда.

Битники и СССР

Наследие этой культуры дало плоды в СССР достаточно поздно — в районе 70-х годов. И в целом наше подражание битникам нельзя сравнивать с тем, что происходило в Америке до этого. Скорее, это была очередная из многих контркультур, которые отрицали ценности Союза и старались жить по своим принципам, противоречащим общественной морали.

Гораздо интереснее и ярче — связи носителей основных культурных ценностей того времени. Сам Аллен Гинзберг признавался во многих интервью, что на него оказал большое влияние Владимир Маяковский. По заявлениям поэта Андрея Вознесенского, Гинзберг по приезду в Москву сразу же направился на могилу русского поэта. Сам знаменитый битник так о нём отзывался в документальном фильме «Маяковский с нами»:

Что касается Вознесенского, то его у нас прямо называли битником, а он общался со многими американскими представителями этого поколения, после которых осталось множество совместных фотографий. Вознесенский также написал «Монолог битника». Вот отрывок:

«…Душа моя, мой зверёныш,
Меж городских кулис
Щенком с обрывком верёвки
Ты носишься и скулишь!

А время свистит красиво
Над огненным Теннесси,
Загадочное, как сирин
С дюралевыми шасси».

Многие сравнивают «Лолиту» с влиянием битнической литературы, и это можно соотнести с американским существованием писателя и откровенным характером романа. Битников в своём творчестве вспоминает и более современный автора Виктор Цой в своей песне «Когда-то ты был битником»:

Наследственность и наследие

Битничество ушло и переродилось — не важно, но оно оставило свой след в истории не только идеями и произведениями из прошлого, но и влиянием, которое ощущается не только в литературной среде. Писателя Чарльза Буковски иногда записывают в битники, а иногда говорят о том, что он их ненавидел. Наверное, справедливы оба высказывания в какой-то мере, а сам писатель существовал в протесте против этого протеста. Возможно, ему было неприятно, что его — «грязного» писателя — вписывали в это более изысканное движение. Был он одним из них или нет — но бит-влияние он ощутил.

Один из главных голосов Америки — Боб Дилан — впитал идеи этого стиля в молодости, а впоследствии переработал их в более простой формат и подарил своим слушателям. Главным музыкальным воплощение битничества можно назвать Тома Уэйтса, который в реальности не относился к ним напрямую, но наглядно транслирует этот образ через своё творчество.

В современной музыке наслаждается в своих произведениях эпохой битничества певица Лана Дель Рей. Примеряя на себя образ то бит-поэтессы, то хиппи, она наполняет свои произведения многочисленными отсылками к культуре бит-поколения, как в песне «Brooklyn Baby»:

«Well, my boyfriend’s in the band
He plays guitar while I sing Lou Reed
I’ve got feathers in my hair
I get down to Beat poetry».

В кино есть достаточно много фильмов, посвящённых бит-поколению, самыми удачными из которых можно назвать «Вопль» с Джеймсом Франко в роли Гинзберга и фильм «Убей своих любимых» о случае, который сводит воедино Керуака, Берроуза и Гинзберга. Джим Джармуш в своём фильме «Патерсон» делает небольшой поклон бит-стихам, изображая простую жизнь водителя автобуса, занимающегося поэзией и обожающего стихи Уильяма Карлоса Уильямса.

В любом случае бит-поколение оказало влияние и на общество, и на развитие американской литературы. А в завершении очень уместно будет привести слова Патти Смит, которые она написала после смерти битника Грегори Корсо. Их можно считать эпитафией всему разбитому поколению:

«В конце своих дней он всё ещё страдал от мучений молодого поэта — от желания достичь совершенства. И в смерти, как и в искусстве, он был обязан. Льётся свежий свет. Ребята с улиц поднимают его туда. Но, прежде чем он взойдёт в некое святое карточное сияние, Грегори, будучи самим собой, снимает пальто, спускает брюки и, когда он в последний раз обнажает свои ягодицы поэта, кричит: «Эй, чувак, поцелуй меня в ромашку!» Ааа, Грегори, годы и лепестки улетают.
Он любил нас. Он не любил нас. Он любил нас».

Ссылка на основную публикацию