Открыт ген, способный сделать из человека заядлого путешественника - Svadba-Narofominsk.ru
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (пока оценок нет)
Загрузка...

Открыт ген, способный сделать из человека заядлого путешественника

Ген путешественника: Почему некоторые люди – прирожденные путешественники

Бывают люди, которые никогда не испытывают стремления собрать свои вещи и уехать куда-нибудь за тридевять земель. Им вполне неплохо сидится в городе, в котором они родились, и сидится на давно продавленном, но уютном диване. Окружающая их привычная обстановка – вот все, что им нужно.

А есть люди совсем другого склада – похожие на нас с вами. Те, кто согласны долго сидеть на одном месте разве что в том случае, если они увлекутся медитацией, те, кто в детстве зачитывался Джеком Лондоном и Майн Ридом, и кто всегда носит с собой загранпаспорт. На всякий случай.

Как бы вы это ни называли – стремлением к странствиям, любовью к путешествиям, или просто пытливостью разума, факт остается фактом: вашу жажду новых впечатлений ничем не утолить – и неважно, сколько вы для этого будете ездить в отпуск или путешествовать.

Для вас в этом мире всегда останется нечто новое и непознанное, что-то совсем непохожее на то, к чему вы привыкли. Вам нравятся экскурсии выходного дня, но вы понимаете, что за один-два дня многого не увидишь. По-настоящему вас привлекают билеты в один конец и путешествия без четкой цели.

Для того, чтобы иметь четкую цель, нужны детальные планы, а вы не из тех людей, кто любит все планировать. Планы и цель наполняют поездку смыслом, а судя по вашему опыту, вам куда лучше и веселее путешествовать без этого самого смысла.

При этом вы были такими, сколько вы себя помните – начиная, наверное, с первых детских поездок. Вы и сейчас регулярно летаете в Диснейленд, чтобы освежить в памяти те воспоминания.

Последние исследования показывают, что, возможно, у вас и выбора-то не было. Некоторые ученые считают, что жажда странствий закодирована в нас на генетическом уровне.

Как утверждают психологи и нейробиологи, неутолимую жажду странствий можно отследить до мутировавшего варианта гена DRD4, ответственного за уровень дофамина в мозгу.

Сам ген с научным названием DRD4-7r пресса уже успела окрестить «геном жажды странствий», так как исследования показывают его четкую корреляцию с повышенным уровнем любопытства и непоседливости.

И действительно – те, кому повезло заполучить этот ген в свой генетический код, как правило, могут похвастаться внушительным опытом путешествий.

Этот ген нельзя назвать очень распространенным – его можно найти в генном коде не более 20% человечества. Но его распространенность куда выше именно в тех странах, население которых часто путешествовало в прошлом, и продолжает это делать сейчас.

В своем исследовании от 1999 года Чаншен Чень, приняв за аксиому то, что человечество зародилось в Африке, писал, что «подвид гена DRD4-7r намного чаще встречается в тех современных государствах, предки населения которых мигрировали из того места в Африке, где когда-то, многие тысячелетия назад зародилось человечество, на большие расстояния».

Чен считает, что те цивилизации, которые распространились на территории, максимально удаленные от Африки, теоретической родины всего человечества, с куда большей вероятностью оказываются носителями того самого мутировавшего гена DRD4-7r, который связывают с «любопытством и непоседливостью».

Еще одно научное исследование, проведенное Дэвидом Доббсом для National Geographic, полностью поддержало сделанные Ченом выводы, и даже зашло дальше, связав активность этого гена не просто с любопытством и непоседливостью, а именно со страстью к путешествиям.

Доббс считает, что мутировавшая форма гена DRD4, обозначенная как 7r, способствует «более рисковому поведению в людях. Они становятся куда более склонны к изучению и исследованию – будь то новых мест, идей, блюд, отношений, наркотиков или поз в сексе». Кроме того, он добавляет, что носители этого гена «как правило, приветствуют движения, перемены и приключения».

И, как и Чан, Доббс связывает мутацию гена DRD4-7r с миграцией человечества.

Когда мы сравниваем оседлое население (то есть людей, большую часть своей жизни остающихся в одном и том же регионе) с современным высокомобильным населением – людьми, которые часто переезжают с места на место – последние куда чаще оказываются носителями гена 7r.

Позже Доббс нашел подтверждение своих слов в статистическом исследовании, проведенном почти десять лет спустя. Это исследование в очередной раз подтверждает, что ген 7r в сочетании со вторым генетическим вариантом (2r), «куда чаще, чем это можно было бы объяснить статистической погрешностью, обнаруживается в народах, предки которых, выйдя из Африки, мигрировали на более дальние расстояния».

Однако даже после всего этого есть ученые, сомневающиеся в существовании «гена странствий». Одним из этих ученых является Кеннет Кидд из университета Йеля.

Кидд считает, что влияние этого гена на поведение человека куда более сложно и многогранно, чем считают его более восторженные коллеги. «Гены не работают подобным образом», – считает Кидд. «Вы не можете «повесить» столь сложное явление, как человеческое стремление к путешествиям, на один-единственный ген».

После заявления Кидда Доббс решил проконсультироваться с эволюционным генетиком Джимом Нунаном, чтобы пролить больше света на этот вопрос.

Позже в одной из своих статей Доббс, цитируя Нунана, пишет, что человеческая способность к исследованию окружающего мира основана на функционировании двух систем человеческого тела – опорно-двигательной и центральной нервной.

Нунан говорит о том, что эти системы и их сочетание у разных животных могут быть совершенно различными, что неизбежно оказывает влияние на их предрасположенность к различным моделям поведения.

Что касается людей, то здесь можно выделить несколько отличительных особенностей этих двух систем, отличающих нас от наших общих предков – человекоподобных обезьян. Такие, к примеру, как «ноги и бедра, позволяющие нам ходить на дальние дистанции, проворные пальцы и умный мозг, растущий хоть и медленнее, чем мозг человекоподобных обезьян, но зато до куда большего размера», – пишет Доббс.

Но хотя эти отличия позволяют нам, как отдельному виду, быть более приспособленными к путешествиям на большие расстояния и креативному исследованию окружающего мира, наша генетика практически идентична таковой у обезьян, несмотря на все различия в нашей анатомии.

Доббс отмечает, что все эти различия являются следствием работы обратной связи, обрабатываемой генами, ответственными за эволюционное развитие.

Следуя этой логике, носители гена 7r с большей вероятностью следуют более разнообразному распорядку дня, чем носители не мутировавшего гена DRD4, что, в свою очередь, оказывает влияние на их развитие.

Читайте также:  Секс-позы и секс-игрушки: как правильно совмещать

Эти различия также (хотя бы теоретически) могли привести и к слегка отличающемуся, более приспособленному к исследованию окружающего мира строению конечностей и мозга. Не потому ли эти люди испытывают столь необоримую тягу к путешествиям?

И раз уж мы затронули вопрос «гена странствий», нелишним будет упомянуть о статье Гаррета ЛоПорто, опубликованной в Huffington Post.

ЛаПорто считает, что хотя мутировавший ген DRD4-7r пробуждает в нас множество позитивных черт характера, черт, которые мы связываем с великими исследователями и первооткрывателями, он также может заставить нас вести себя, будто только выползший из пещеры неандерталец.

ЛаПорто пишет, что, хотя носители этого гена могут быть «невероятно изобретательными, активными и креативными», и, в целом, стремящимися повидать весь мир, также они могут быть «совершенно не поддающимися контролю».

Так что даже если вы испытываете неодолимое желание бросить работу и уехать на следующие пару лет в Танзанию, остановитесь, остыньте, и убедитесь, что вы трезво оцениваете все последствия вашего решения. Хотя, как я уже говорил, путешествовать без плана всегда веселее.

Открыт ген, способный сделать из человека заядлого путешественника

Всегда считалось, что взгляды и мышление человека во многом зависят от воспитания и друзей. В последние годы ученые по всему миру провели десятки исследований, которые показывают: предрасположенность к тому или иному типу мышления или образу жизни может передаваться генетически. Так существует ли ген, способный сделать из человека первооткрывателя, исследователя или заядлого путешественника?

Есть люди, которым совершенно не хочется переступать порог родного дома и отправляться на поиски новых впечатлений. Домоседам вполне достаточно того, что они проведут свое детство в городе, где родились, получат образование, создадут семью, проработают на одном предприятии… Словом, всю жизнь проведут, сидя на одном и том же диване.

Но есть и другая категория людей, которые остро ощущают нехватку приключений в своей жизни и жаждут каждый день открывать для себя что-то новое. Исследователи, путешественники, бунтари, искатели приключений… Как бы мы не называли этих людей, цель их жизни одна – увидеть и узнать как можно больше. При этом чем больше стран и городов они посещают, тем сильнее в них разгорается желание открывать новые неизведанные горизонты. Для них нет четкого определения «дома», поскольку в любой точке планеты они будут чувствовать себя комфортно и спокойно.

Этому явлению есть научное объяснение. В 1999 году четверо ученых из Калифорнийского университета в Ирвайне опубликовали научный доклад «Особенности миграции и частота встречаемости аллели дофаминового рецептора D4 (DRD4)», речь в котором идет о миграционных алгоритмах и закономерностях, а также особенностях распределения генетического разнообразия у древних людей. Изначально целью ученых было исследование связи между дофаминовым рецептором D4 (DRD4) и синдромом дефицита внимания, но в процессе изучения этого явления они обнаружили взаимосвязь другого рода: носители DRD4 проявляли склонность к «поиску новых впечатлений» и смене обстановки. Более того, практически все из них оказались заядлыми путешественниками. Ученым удалось прийти к следующим выводам: «Как показали результаты предыдущего исследования, ген DRD4 дает миру достаточно неординарных личностей, определяющими характеристиками которых являются любовь к приключениям, авантюризм, гиперактивность, риск, энтузиазм и новаторство… Соответственно, спорным представляется тот факт, что тип поведения, который мы обозначаем термином «исследователь-авантюрист», является исключительно адаптивным механизмом, выработанным в кочующих сообществах (племенах и народностях)…в зачастую суровых и динамичных условиях, которые стимулируют качественные изменение для выживания индивидуумов в этих условиях.

Исследования показывают, что существует очень тесная связь между процентным соотношением гена DRD4 в отдельно взятой группе (народности) и историческими особенностями формирования данного микросоциума (начиная с доисторических времен).

Носители DRD4 генетически предрасположены к более динамичному образу жизни, подразумевающему частые перемещения и смену места жительства, но только у сравнительно небольшого процента людей этот ген «активируется» полностью. Поскольку у большинства населения Земли в качестве доминантной исторически определена склонность к оседлому образу жизни, подразумевающему проживание в течение длительного периода времени на ограниченном пространстве с использованием локализованного ресурсного потенциала, процент «исследователей» является сравнительно небольшим – в основном это генетические потомки тех, кто в свое время активно осваивал новые незаселенные территории с целью расширения ресурсной базы».

В пользу DRD4 говорят много аргументов – стоит взять во внимание хотя бы тот факт, что не один десяток исследований, проведенных ранее, в итоге представил те же результаты: носители гена DRD4 «запрограммированы» на поиск «новых мест, идей, продуктов питания, отношений, возможностей…всех их характеризует постоянное движение, трансформация и жажда новых ощущений и впечатлений».

Естественное желание человека исследовать и открывать новое особенно интенсивно проявляется в раннем возрасте, когда дети только начинают познавать мир и строят свою систему ценностей и картину окружающего мира, основываясь на собственных ощущениях, и не боятся экспериментировать и познавать то, что мир им еще не открыл. Постоянно спрашивая себя «А что, если…», дети автоматически снимают со своего сознания какие-либо рамки и строят предположения без малейшего сомнения в собственной правоте.

Как утверждают психологи, именно такой способ мышления и является основой для развития личностных качеств и формирования характера, поскольку человек самостоятельно формирует свою индивидуальность, не основываясь на опыте других. То же происходит и в случае с «авантюристами» – их генетическая программа просто не оставляет им иного выбора, кроме постоянного поиска новых горизонтов и преодоления новых вызовов с целью, в первую очередь, духовного роста. Иными словами, исследователи – это «состарившиеся» дети, которые не перестали задавать себе тот же вопрос и видеть новую возможность во всем, что дает им мир. Без сомнения, они – те, кто двигает человеческую цивилизацию вперед.

Неожиданное открытие: потеря генов позволяет выживать

Согласно последним подсчетам, люди имеют приблизительно 21 000 генов. Но нужен ли нам каждый из них? Что если мы потеряли бы три или четыре гена? А если 3000 или 4000? Сможем ли мы после этого существовать? У людей есть различия в геномах, но их количество примерно одинаково, за исключением определенных генетических расстройств, таких как синдром Дауна, который вызван наличием дополнительной хромосомы.

Каждый ген в геноме предоставляет код белка, который влияет на нашу жизнь: от роста волос до переносимости определенных продуктов. Большинство генов, обнаруженных в геноме человека, вероятно, безопасны, но есть животные, которые постепенно урезали свой геном, чтобы приспособиться к различным средам обитания.

Читайте также:  Личная жизнь после 60-ти: каков шанс найти свою половинку в зрелом возрасте

Раньше ученые полагали, что каждый ген в геноме необходим для выживания, чем и объяснялось их разнообразие. Тем не менее, исследования геномов животных, содержащих меньшее количество генов, доказали ошибочность данной теории.

Если исследователи смогут понять, почему небольшие геномы способны функционировать столь эффективно, мы сможем разобраться в работе человеческого генома. Данным вопросом занимаются исследователи Генетического общества Америки Эми Редкар, Элисон Геркен и Джессика Велес.

Геномы могут меняться разными способами. Изменения могут быть незначительными, затрагивающими только один строительный блок ДНК, или крупномасштабными — дублирование или потеря большой части ДНК. Можно даже потерять целые генные пути — группы генов, действующих сообща. Большие потери в ДНК известны как рационализация генома.

Каждый организм приспосабливается к окружающей среде. В ряде случаев это достигается рационализацией генома. Во время этого процесса геном перестраивается по мере адаптации вида к окружающей среде. Оптимизация генома позволяет организмам выживать и даже процветать в сложных условиях: адаптироваться к голоду или развить в себе умение летать.

Ученые исследуют то, как приспосабливаются животные, рассматривая упорядоченные геномы конкретных видов, известных как «модельные виды», чтобы выяснить, какой генетический материал является избыточным и существует ли оптимальное количество генов, необходимых для выживания организма.

Яркий пример упорядочения генома — колибри. Основанием для изменений стали особенности полета и метаболические потребности. Эти птицы развили способность летать, а также ведут высокоэнергетический образ жизни, что отражено в их генетическом коде. Колибри обладают самым маленьким и наименее изменчивым геномом в птичьем мире — около 900 млн единиц ДНК. Гены колибри, кодирующие белки, в среднем на 27−50% короче генов млекопитающих. Эти адаптации возникли в процессе рационализации генома.

Быстро движущиеся птицы являются лишь одним из наиболее энергетически сложных видов, которые подверглись рационализации генома. В царстве растений крошечное безкорневое водное растение Utricularia gibba засасывает добычу (насекомых) в миниатюрные ловушки с помощью некоего подобия вакуумного насоса. Это растение приспособлено к хищному образу жизни благодаря эволюционному отбору генов, которые позволяют разрушать сложные молекулы с помощью специальных ферментов и сохранять структурную целостность растения в воде. Избыточные, менее важные и ненужные гены, были утеряны.

Предыдущие примеры существ малого размера заставляют задаться вопросом: насколько подвижным может быть геном? Поскольку геном вида сокращается, ученые могут выяснить, сколько генов способен потерять вид, прежде чем организм потеряет способность к выживанию.

Одним из таких организмов, используемых в исследованиях является одноклеточная цианобактерия Prochlorococcus marinus, обитающая в открытом океане. Она обладает 1,8 млн единиц ДНК — наименьший геномом среди всех известных фотосинтезирующих организмов.

Цианобактерии не способны создавать много незаменимых молекул, необходимых для выживания. Они потеряли целые генные пути, используемые для создания аминокислот, необходимых для появления белков. В результате Prochlorococcus marinus больше не может выживать в естественной среде без помощи симбиотических или других полезных видов, которые обеспечивают потребности бактерии в аминокислотах. Без таких помощников вырастить Prochlorococcus marinus невозможно даже в лабораторных условиях. Как вариант — непосредственное добавление необходимых цианобактерии аминокислот.

Подобные симбиотические отношения существуют и у насекомых. Некоторые виды бактериального патогена Nardonella подверглись рационализации генома, сократив его до 230 тысяч единиц ДНК. В результате были потеряны все гены, кроме необходимых для синтеза ДНК, и генного пути для производства тирозина — аминокислоты для создания белков.

Эти бактерии удовлетворяют почти все свои метаболические потребности благодаря жизни в долгоносиках. Бактерии помогают насекомому генерировать аминокислоту тирозин, которая создает более темный и твердый экзоскелет долгоносика. В результате Nardonella зависит от хозяина и взамен дает ему необходимую защиту.

Подобно людям, все эти виды имеют структурированную генетическую информацию, но опыты на данных животных, растениях и бактериях показали, что для выживания в окружающей среде необходим далеко не каждый ген. Мы приближаемся к пониманию того, как возникают генетические адаптации, как потеря генетической информации влияет на геномы видов и сколько генов ему нужно, чтобы выжить в уникальных и сложных условиях.

Открыт ген, способный сделать из человека заядлого путешественника

Неизменно считалось, что мышление и взгляды человека сильно зависят от друзей и воспитания. Сейчас ученые в мире совершили десятки изучений, каковые показывают: предрасположенность к тому либо иному типу мышления либо образу судьбы может передаваться генетически. Так существует ли ген, талантливый сделать из человека первооткрывателя, исследователя либо заядлого путешественника?

Имеется люди, которым совсем не хочется переступать порог родного дома и отправляться на поиски новых впечатлений. Домоседам достаточно того, что они совершат собственный детство в городе, где появились, возьмут образование, создадут семью, проработают на одном предприятии… Словом, всю жизнь совершат, сидя на одном и том же диване.

Но имеется и вторая категория людей, каковые остро чувствуют дефицит приключений в собственной жизни и жаждут ежедневно открывать для себя что-то новое. Исследователи, путешественники, мятежники, авантюристы … Как бы мы не называли этих людей, цель их жизни одна – заметить и определить как возможно больше. Наряду с этим чем больше государств и городов они посещают, тем посильнее в них разгорается желание открывать новые неизведанные горизонты.

Для них нет четкого определения «дома», потому, что в любой точке планеты они будут ощущать себя комфортно и тихо.

Этому явлению имеется научное объяснение. Во второй половине 90-ых годов двадцатого века четверо ученых из Калифорнийского университета в Ирвайне опубликовали частота встречаемости «Особенности и научный доклад миграции аллели дофаминового рецептора D4 (DRD4)», обращение в котором идет о закономерностях и миграционных алгоритмах, и изюминках распределения генетического разнообразия у древних людей.Изначально целью ученых было изучение связи между дофаминовым рецептором D4 (DRD4) и синдромом недостатка внимания, но в ходе изучения этого явления они нашли связь другого рода: носители DRD4 проявляли склонность к «смене новых обстановки» и поиску впечатлений.

Более того, фактически все из них были заядлыми путешественниками. Ученым удалось прийти к следующим выводам: «Как продемонстрировали результаты прошлого изучения, ген DRD4 дает миру достаточно неординарных личностей, определяющими чертями которых являются любовь к приключениям, авантюризм, гиперактивность, риск, новаторство и энтузиазм… Соответственно, спорным представляется тот факт, что тип поведения, что мы обозначаем термином «исследователь-авантюрист», есть только адаптивным механизмом, выработанным в кочующих сообществах (народностях и племенах)…в обычно жёстких и динамичных условиях, каковые стимулируют качественные изменение для выживания личностей в этих условиях.

Читайте также:  Как обустроить гардеробную комнату: 26 шикарных идей

Изучения говорят о том, что существует весьма тесная связь между процентным соотношением гена DRD4 в раздельно забранной группе (народности) и историческими изюминками формирования данного немного (начиная с доисторической эпохи).

Носители DRD4 генетически склонны к более динамичному образу судьбы, подразумевающему нередкие перемещения и смену места жительства, но лишь у относительно маленького процента людей данный ген «активируется» всецело. Потому, что у многих населения Почвы в качестве доминантной исторически выяснена склонность к оседлому образу судьбы, подразумевающему проживание в течение долгого периода времени на ограниченном пространстве с применением локализованного ресурсного потенциала, процент «исследователей» есть относительно маленьким – по большей части это генетические потомки тех, кто в свое время деятельно осваивал новые незаселенные территории с целью расширения ресурсной базы».

В пользу DRD4 говорят большое количество доводов – стоит забрать во внимание хотя бы тот факт, что несколько дюжина изучений, совершённых ранее, в итоге представил те же результаты: носители гена DRD4 «запрограммированы» на поиск «новых мест, идей, продуктов питания, взаимоотношений, возможностей…всех их характеризует постоянное перемещение, жажда и трансформация впечатлений и новых ощущений».

Естественное желание человека изучить и открывать новое особенно интенсивно проявляется в раннем возрасте, в то время, когда дети лишь начинают познавать мир и строят картину окружающего и свою систему ценностей мира, основываясь на собственных ощущениях, и не опасаются экспериментировать и познавать то, что мир им еще не открыл. Неизменно задавая вопросы себя «А что, в случае если…», дети машинально снимают со собственного сознания какие-либо рамки и строят предположения без мельчайшего сомнения в собственной правоте.

Как утверждают психологи, как раз таковой метод мышления и есть базой для развития личностных формирования и качеств характера, потому, что человек самостоятельно формирует собственную индивидуальность, не основываясь на опыте вторых. То же происходит и при с «авантюристами» — их генетическая программа просто не оставляет им иного выбора, не считая преодоления новых новых и постоянного поиска горизонтов вызовов с целью, первым делом, духовного роста.

Иными словами, исследователи – это «состарившиеся» дети, каковые не прекратили задавать себе тот же вопрос и видеть новую возможность во всем, что дает им мир. Несомненно, они – те, кто двигает людскую цивилизацию вперед.

Случайная запись:

Статьи по теме:

Он непрерывно курил, прикуривая одну сигарету от второй. На некоем расстоянии — медная плевательница, которой он виртуозно пользовался. На переговорах с…

Создание издания путешествий – новое веяние среди заядлых туристов. Так что же это такое и как сделать тревел бук собственными руками? Ранее было модно…

Кроме того самый чокнутый фанат комиксов будет удивлен, определив о том, что смелый «Железный человек» подпитывается энергией от тайного изобретения…

Ген путешественника или почему у некоторых людей чемоданы всегда упакованы

«Счастливые люди не выходят из дома без загранпаспорта, даже если идут в ресторан». А вы слышали такое утверждение? В этой статье речь пойдет о путешественниках, а точнее о «гене путешественника», благодаря которому человек никак не может усидеть на одном месте.

Существует много разных людей. Кто-то любит постоянство – ходить на одну и ту же работу, заниматься однообразными делами и не выходить за рамки комфорта. А другие совсем наоборот – меняют работу по 2 раза в год, меняют место жительства, периодически делают ремонты и переставляют мебель, увлекаются разными видами хобби, путешествуют при первом возможном случае и безумно любят рисковать. Чемоданы у таких людей всегда наготове. Они быстро принимают решения и в любой момент могут сорваться и улететь в другую страну.

Откуда берется ген путешественника и как он оказывает влияние на человека

Ученые установили, что за выраженную двигательную активность и стремление познать что-то новое, отвечает так называемый «ген путешественника». Таким образом, на биологическом уровне уже изначально заложено желание человека странствовать, рисковать и получать новые эмоции и впечатления.

Ген DRD4 присущ каждому человеку на планете, но у большинства людей присутствует форма 4R, чувствительная к дофамину, вызывающему чувство удовольствия. И лишь в каждом 5-ом человеке содержится форма 7R, которая меньше реагирует на дофамин. Таким людям постоянно нужны яркие всплески эмоций. Они не могут усидеть на одном месте, любят экспериментировать и путешествовать по отдаленным экзотическим странам, забираться на вершины гор и лазить по пещерам.

Существует много споров по этому поводу. Многие специалисты считают, что такая зависимость от приключений наступает из-за проблем с окружающим миром. Это когда путешествуя, человек бежит от проблем, прячется от ответственности и не может найти себя там, где живет.

Психологи же придерживаются той точки зрения, что перед путешествием у человека выделяется эндорфин, который отвечает за эйфорию, радость и кайф. Что вызывает «приключенческую зависимость», а жажда этого состояния разрастается все больше и больше. Но, при получении так называемой «дозы счастья», концентрация эндорфина снижается и человек может испытать раздражительность и впасть в депрессивное состояние. Именно поэтому у большинства людей после отпуска наступает стрессовый период. Ведь во время путешествия человек познает неизведанные ранее места, чужие устои, быт. Таким образом изменяя и развивая свое сознание, а по приезду домой возвращается в привычный обыденный мир.

Ученые предполагают, что еще в далеком прошлом у кочевых народов присутствовал ген путешественника. Поскольку они постоянно меняли место жительства, искали пищу, жилье, выживали в трудных условиях. Но были и те, кто находился на одном пространстве долгое время, занимался ремеслами и сельским хозяйством. Уже тогда было яркое отличие в поведении людей.

Ген путешественника заставляет человека менять привычный уклад жизни. Ведь путешествуя по странам, приходится подстраиваться под обстоятельства и учиться быстро принимать решения.

Путешествия – это возможность радоваться новым красотам, пробовать разнообразные национальные блюда, знакомиться с людьми, изучать языки других народов. А стремление к познанию остается на всю жизнь.

Как сказал американский писатель М. Твен «Только о двух вещах мы будем жалеть на смертном одре — что мало любили и мало путешествовали». Жизнь нужно прожить так, чтоб в старости было о чем вспомнить и рассказать внукам. Чтобы жизнь не прошла в одних стенах, а играла различными красками и воспоминаниями о прошлых приключениях.

P.S. С уважением администрация сайта.

Ссылка на основную публикацию