Как заключенные в тюрьме приобретают иной смысл жизни - Svadba-Narofominsk.ru
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (пока оценок нет)
Загрузка...

Как заключенные в тюрьме приобретают иной смысл жизни

Тюрьма сегодня: взгляд изнутри

Мне удалось поговорить с человеком, который знает о жизни за решеткой не понаслышке. Алексей Стекольщиков согласился рассказать о том, как отбывал наказание в учреждениях УФСИН. Хотите знать правду, с каким бы окрасом она ни была, – читайте далее.

Разговор получился непростым. Алексей много курил, глаза его бегали. Он постоянно перескакивал в повествовании с одного на другое. Первые же вопросы вызвали у него недоумение и легкую улыбку.

– Согласен, что торговал смертью?

– Абсолютно нет. Наркотики, они как алкоголь. Кто-то любит, кто-то нет. Если есть спрос, будет и предложение. Я познакомился в колонии с человеком, который колется дезоморфином уже больше десяти лет с периодичностью раз в месяц. Просто он так расслабляется. И наркоманом себя не считает, хотя ему уже 45.

– Счастливые-то моменты были, когда находился в тюрьме?

– Конечно, были. Навещали родственники и друзья… Я женился там. Жена писала письма, приносила передачки… общались с ней в комнате для переговоров. Много всего было.

Попался Алексей с наркотиками прямо на улице. Патрульные полицейские заставили вывернуть карманы. Дозу синтетики купил для перепродажи, у кого – не знает. Зелье нашел в одном из тайников-закладок.

Сначала его заключили под стражу в одном из СИЗО Оренбурга. Уголовное дело рассматривали полтора месяца – искали сообщников, свидетелей, готовили обвинительное заключение. Вердикт суда – 3 года тюрьмы.

В СИЗО такие же порядки, как и в тюрьме. Как только вошел в «хату» (камера), другие заключенные сразу не стали напрягать с вопросами. Два дня тупо отсыпался, мыслей было так много, что болела голова. После того, как пообвык, начал сам расспрашивать о местных порядках. Что можно, что нельзя говорить или делать. Были «знающие» люди – объяснили.

На самом верху преступного мира стоят воры в законе. Они по определению «черные», то есть не признающие власть, администрацию колонии. Априори в оппозиции – не ходят на работы, распорядок дня соблюдают постольку-поскольку… Крепкая молодежь их не трогает – все-таки авторитет, есть связи внутри колонии и за ее пределами. Раньше (в лихие 90-е) именно они правили бал в тюрьмах.

Сейчас ситуация несколько осложнилась тем, что в тюрьмы пришли молодые, сильные и энергичные, которым нет дела до старых понятий – они на ходу создают свои «правила». Зачастую – беспредельные. Они считают себя «черными», хотя некоторые втайне либо работают на администрацию, либо занимаются коммерцией, что запрещено для этой категории людей. Но если попались, то их выкидывают в козлы решением сходки.

«Черным» в теории вообще запрещено многое. Они не могут иметь собственности, семьи. Их жизнь посвящена братьям по воровскому делу. Они обязаны пополнять «общак», по мере сил помогать другим «черным». Коммерцией, то есть бизнесом также заниматься нельзя. Если зэк возьмет в руки метлу или лопату, он навсегда будет исключен из «нормальной масти». Словом, это целая секта, возникшая в тюрьмах России… Честное слово, сначала был с ними, пока не понял, что мои мозги не выдержат этого постоянного прессинга – будь против власти, не работай на государство, которое тебя упекло за решетку… Одно бесспорно – порядок у «черных» почти идеальный. Каждый знает свое место и выполняет свою функцию. Все смотрящие за игрой, за хатой, за «общаком» – «черные».

Далее в иерархии – «красные». Еще их называют «цветными» или «козлами» – это люди, которые работают на государство, признают его законы, живут по правилам. Сюда входят бывшие военные, охранники, полицейские, госслужащие и просто согласившиеся работать на администрацию. Порядка в этом стане нет. Весь этот коллектив в той или иной мере используют «черные». Кого-то разводят на деньги, с кем-то договариваются о поставке в колонию запрещенных вещей извне. Это касается, как обычных продуктов питания, так и алкоголя, сигарет, наркотиков, сотовых телефонов и СИМ-карт. Также под эту «масть» попадают бывшие «черные», пойманные на «косяках» (жарг. – проступках). Например, если обнаружили, что человек утаивает от собратьев по несчастью деньги или продукты, его объявляют «крысой» и с этих пор называют «красным».

Кстати, именно «козлы» помогают правоохранителям «колоть» (жарг. – допрашивать на предмет совершенных преступлений) зеков, если те не вписались в коллектив. Разумеется, подтверждения этому нигде не будет… В числе «красных» – ценные коммерсанты. Они отдают «налоги» в общак и конкретно тем заключенным, которые гарантируют «безопасность».

Обычные люди, которые в силу сложившихся обстоятельств попали на зону, также зачастую пополняют ряды «красных». Причем, если человек физически силен, может за себя постоять и словом, и делом, то его не прессуют. Хватает слабых духом.

Самое «дно» – это, так называемый, «петушатник». Там находятся люди, не попадающие под вышеупомянутые категории. Иногда их называют «обиженные». Еще их называют уборщиками, потому как именно на их плечи ложится уборка территории. Причем, это не обязательно забитые и замученные. Последние дни заключения я был в этой категории – просто забил на все «понятия» и жил как хотел. Ну и, разумеется, есть там и откровенно «опущенные». Таких называют «курами».

Время останавливается, но жизнь продолжается

По закону заключенному полагается спать 8 часов. Алексей признался, что на воле никогда постольку не спал – всегда были какие-то дела, работа, увлечения. В тюрьме осужденный скован четырьмя стенами и сон – единственное, что позволяет хоть на какое-то время отрешиться от повседневности.

С утра – подъем, зарядка, хотя, когда ее кто-то делал? Утреннее умывание. Далее завтрак. Те, кто работают на администрацию, выходят на работы. Далее обед, ужин и подготовка к отбою. День сурка, да и только. Часто шмонают на предмет запрещенных предметов. Тех, кто подмазался, предупреждают, когда будет шмон. Я не был в их числе, и как только у меня появился сотовый, к вечеру уже кто-то «настучал» администрации… отобрали.

Получается, 16 часов в сутки надо чем-то себя занять. Заключенные, никогда не читавшие книг, становятся книжными червями. Есть время для просмотра телевизионных программ. Кто-то по вечерам поет во все горло. Кто-то играет в карты, домино, шахматы и шашки. Причем, делает это либоиз «спортивного интереса», либо на деньги.

Во время игры «черные» легко разводят «лохов». То есть, сначала начинают со спортивного интереса. Новичку, естественно, везет, затем играют на деньги так, чтобы никто из «профи» не выигрывал постоянно, чтобы создать видимость, что все играющие – такие же новички, как и он. Человек втягивается, ему начинает везти. Способов развести человека играть на деньги так много, что всех не опишешь. Когда ставки становятся крупными, его резко возвращают с небес на землю, и он в одночасье становится должен… Расплачиваются либо честью, становясь «курами», либо деньгами, либо какими-нибудь услугами. Все зависит от каждого конкретного случая и от размера мускулов проигравшего. Также за проигрыш могут выгнать в «красные» либо в «петушатник».

Учет проигрышей и выигрышей фиксирует смотрящий за игрой. Какая-то часть от выигранного идет в «общак» (обычно около четверти). Стоит добавить, что в карты режутся вопреки запрету. В тюрьме разрешены только шахматы, шашки, домино, нарды (шышбеш), кости (зары, зарики) и морской бой.

Вот так, за разговорами, игрой и постоянными выяснениями отношений проходит время. Оно тянется, как кисель. И поэтому люди за решеткой помимо воли становятся подозрительными и жестокими. Однако до откровенных драк дело доходит редко – это негативно скажется на сроках, поэтому заключенные на словах стараются решать мелкие конфликты. Хотя в крупных могут и убить.

Стоит отметить и то, как на зону попадают запрещенные вещи. Голь на выдумки хитра. В продуктах питания с передачками, перекидываниями через забор зоны. Есть и более «мучительные» способы.

«Не в стрем» (жарг. – ничего не стоит, без зазрения совести) со свидания пронести у себя в прямой кишке на территорию зоны сотовый телефон вместе с зарядкой… Пронести таким же образом пачку сигарет, чтобы потом скурить их вместе с товарищами по несчастью, считают чуть ли не подвигом.

Кое-что о праздниках и памятных датах

Новый год и Рождество зэки празднуют по-крупному: по традиции, разумеется, пьют только чай или чифирь (хотя, если есть алкоголь или наркотики – принимают). Еще это время бесконечного шмона и прекращения свиданий.

Настоящие праздники для истинных зэков – это когда из зоновского «общака» перепадает каждой «черной хате». Повод – день рождения какого-нибудь авторитета или его же день смерти. Тогда появляются сами собой и колбаса, и другие деликатесы… Что ж, за здоровье и за упокой выпить несложно…

Происходит это обычно 15 и 30 числа. Произносится речь, ну например такая: «В этом месяце упокоились такие-то зэки. Или в этом месяце день рождения у такого-то авторитета. Пьют не обязательно в хатах, бывает и в зоне.

Еды хватает, но лучше есть баланду на воле, чем харчи на зоне…

Кормить-то кормят. И мясо иногда дают, и питание сбалансированное. Не хватает самого главного – домашней пищи. Тем, чем кормят там, набить желудок можно, а вот насытиться – вряд ли. После месяца отсидки уже начинаешь ощущать недостаток витаминов и других полезных веществ.

По словам Алексея, жизнь за решеткой не такая уж и тяжелая. Сложность не в бесконечных подставах, «мутках» (жарг. – интригах) сокамерников, сходках или допросах у следователей. Основная тяжесть – это отсутствие свободы, постоянный прессинг. Те, кто покрепче, привыкают. Кому-то даже нравится такая жизнь. А еще давит осознание того, что и завтра, и послезавтра, и через месяц будет одно и то же. И убежать от безысходности невозможно.

А еще бесит то, насколько разные «менты» на показ и за колючкой. На зоне могут избивать дубинкой, а в присутствии прессы говорить о том, насколько в их учреждении гуманно обращаются с заключенными. Было такое, знаю не понаслышке… Не хватает человеческих отношений, настоящего теплого слова. На свободе как-то не задумываешься об этом. Лучше не попадать в этот маразм.

Были в рассказе Алексея Стекольщикова и ужасные факты, и цифры. Но все бездоказательно, поэтому упоминать об этом не стоит. За 3 года, проведенных в учреждениях УФСИН, он дрался трижды, словесных стычек с сокамерниками было бесчисленное множество. Прошел путь от «черного» до «обиженного». Думаете, он исправился и пересмотрел свои взгляды на жизнь? Отнюдь.

Тюрьма осталась позади, однако на душе у Алексея по-прежнему тяжело – видел жизнь с изнанки. Если на зоне сон спасал от лиц, которые надоели до скрипа зубов, то сейчас каждую ночь – кошмар. Например, что снова везут в тюрьму, мол, нужно еще отсидеть 3 года…

Имя и фамилия респондента изменены по его просьбе.

Терпила: значение слова в жизни и в тюрьме, как избавиться от такого статуса

Понятие “терпила”

Еще с детства терпила – это слабак, трус, которого если обидишь не способен дать сдачи, человек, который при каждом удобном случае наябедничает своим родителям.

В местах лишения свободы все происходит иначе. Любой новоприбывший априори считается терпилой, пока не заставит себя уважать.

Там применяется особенный жаргон, малознакомый обычным людям. Невозможно догадаться, что «багаж» — это срок, «давление» — это галстук, «змея» — это закон, а «миска» — это нож. Таких понятий существует великое множество и запомнить их значение бывает весьма сложно.

Читайте также:  Что подарить айтишнику на день рождения: 12 идей

В этом словаре воровских терминов есть также слово «терпила», которым называют осужденных, у которых не развита смелость и свобода выражения личности. В этой статье мы разберем кто же такой «терпила» по понятиям.

Значение слова

Какой смысл слова «терпила»? Терпила – кто это на жаргоне? Это слово образовано от существительного «терпение». Слово «терпение» как правило имеет положительный смысл, а термин «терпила» имеет ярко выраженную негативную окраску.

В тюрьме «терпила» — это осужденный, не способный сопротивляться, человек, над которым можно постоянно жестоко издеваться.

Термин «терпила» имеет разное значение в зависимости от того, в какой среде его употребляют. Как вариант «терпилой» могут быть:

  • в среде правоохранительных органов – потерпевшие;
  • на зоне – слабаки, жертвы издевательств, лохи терпилы;
  • в обычной жизни – слабые, “бесхребетные” люди.

Особенности личности «терпилы»

И в тюрьме и в обычной жизни “терпила” заметен сразу. Еще со школы над ним издеваются более опытные и сильные. После таких испытаний человек остается «терпилой» будучи уже взрослым. Тюрьма для такого человека становится ужасным местом, где он становится жертвой для других.

«Терпилу» легко вычислить по следующим отличительным признакам:

  • ярко выраженный страх и волнительность;
  • негромкая речь;
  • нерешительность;
  • необоснованно толерантное отношение к другим;
  • желание не конфликтовать ни с кем;
  • молчаливое терпение издевательств.

Если заключенного, у которого есть уважение к себе, хоть малейшим образом задеть, он не промолчит и всегда огрызнется, даже если его оскорбил физически очень сильный осужденный. А иначе он может стать “опущенным”.

В тюрьме «опущенные» обслуживают остальных заключенных, их унижают и принуждают заниматься непристойностями. Их имущество наглым образом присваивают себе другие заключенные.

«Терпила» как жизненное кредо

Слабых людей больше чем сильных. Они как правило уже смирились со своим положением в обществе и не пытаются его улучшить.

Иногда статус «терпилы» приобретают люди, которые зависят тем или иным образом от других более влиятельных людей. В обычной жизни «терпил» намного больше, чем в местах лишения свободы.

Приведем примеры индивидуумов данного типа:

  • жены, бабы терпилы, которых регулярно избивают мужья, они не могут защитить себя и дать отпор по разным причинам;
  • дети, на которых родители отыгрываются за свои неудачи во взрослой жизни. Такие дети проживают жизнь в унижении до того, как станут совершеннолетними. После этого они необратимо становятся “терпилами”;
  • интроверты, которых обижают “гопники”. Компания гопников безошибочно найдет такого человека, который купит им алкоголь или просто отдаст все деньги из кошелька.

Как избавиться от статуса «терпилы»

От статуса «терпилы» нужно избавляться чем быстрее, тем лучше. Самое главное – это сделать первый решительный шаг на этом пути.

В местах лишения свободы не любят слабохарактерных и бесхребетных. Таких заключенных будут ждать издевательства, насмешки и побои.

Если человек попадает в тюрьму нужно вести себя уверенно и наладить отношения с другими заключенными и заставить себя уважать.

Вот каким образом нужно себя вести:

  • Не грубите другим заключенным с самого начала, это не будет способствовать улучшению ситуации;
  • Вдумчиво отвечайте на вопросы других заключенных;
  • Речь должна быть спокойной и очень уверенной, без запинок;
  • Отстаивайте свои права и имущество в тюрьме, однако не делайте это в излишне агрессивном стиле;
  • Покажите на деле свое справедливое отношение к событиям;
  • Не следует нарушать местные тюремные законы;
  • Обязательно подружитесь с кем-то из осужденных, не будьте одиночкой и отстраненным от людей;
  • Примите целиком и полностью новую роль в жизни и придерживайтесь тюремных законов и правил.

Как не стать «терпилой» в повседневной жизни

Жизнь на воле требует от человека решительности, смелости и уверенности в себе. Успешным будет тот, кто способен пойти на риск.

Это не свойственно “терпилам”. Для них в обычной жизни можно применить те же рекомендации, как и для «терпил» в тюрьме с той лишь разницей, что нет ограничения свободы.

Чтобы избавиться от реноме «терпилы» нужно действовать следующим образом:

  • больше веры в себя и любви к себе, это единственный шаг к построению ячейки общества и нахождению своего призвания в жизни;
  • активнее общайтесь с незнакомцами, это поможет не бояться людей;
  • чаще не соглашайтесь с другими и высказывайте альтернативную точку зрения;
  • умейте вовремя расстаться с теми, кто ведет себя неуважительно по отношению к вам и не ценит вас.

У него есть шанс и возможность в любой момент принять решение и избавиться от статуса “терпилы”.

Бывают случаи, когда необходимо дать сдачи тому, кто вас оскорбил, побороться за справедливость, честь и достоинство. Это повысит вашу значимость в глазах окружающих, позволит чувствовать себя увереннее в этой сложной и переменчивой жизни.

Тюрьма сегодня: взгляд изнутри

Мне удалось поговорить с человеком, который знает о жизни за решеткой не понаслышке. Алексей Стекольщиков согласился рассказать о том, как отбывал наказание в учреждениях УФСИН. Хотите знать правду, с каким бы окрасом она ни была, – читайте далее.

Разговор получился непростым. Алексей много курил, глаза его бегали. Он постоянно перескакивал в повествовании с одного на другое. Первые же вопросы вызвали у него недоумение и легкую улыбку.

– Согласен, что торговал смертью?

– Абсолютно нет. Наркотики, они как алкоголь. Кто-то любит, кто-то нет. Если есть спрос, будет и предложение. Я познакомился в колонии с человеком, который колется дезоморфином уже больше десяти лет с периодичностью раз в месяц. Просто он так расслабляется. И наркоманом себя не считает, хотя ему уже 45.

– Счастливые-то моменты были, когда находился в тюрьме?

– Конечно, были. Навещали родственники и друзья… Я женился там. Жена писала письма, приносила передачки… общались с ней в комнате для переговоров. Много всего было.

Попался Алексей с наркотиками прямо на улице. Патрульные полицейские заставили вывернуть карманы. Дозу синтетики купил для перепродажи, у кого – не знает. Зелье нашел в одном из тайников-закладок.

Сначала его заключили под стражу в одном из СИЗО Оренбурга. Уголовное дело рассматривали полтора месяца – искали сообщников, свидетелей, готовили обвинительное заключение. Вердикт суда – 3 года тюрьмы.

В СИЗО такие же порядки, как и в тюрьме. Как только вошел в «хату» (камера), другие заключенные сразу не стали напрягать с вопросами. Два дня тупо отсыпался, мыслей было так много, что болела голова. После того, как пообвык, начал сам расспрашивать о местных порядках. Что можно, что нельзя говорить или делать. Были «знающие» люди – объяснили.

На самом верху преступного мира стоят воры в законе. Они по определению «черные», то есть не признающие власть, администрацию колонии. Априори в оппозиции – не ходят на работы, распорядок дня соблюдают постольку-поскольку… Крепкая молодежь их не трогает – все-таки авторитет, есть связи внутри колонии и за ее пределами. Раньше (в лихие 90-е) именно они правили бал в тюрьмах.

Сейчас ситуация несколько осложнилась тем, что в тюрьмы пришли молодые, сильные и энергичные, которым нет дела до старых понятий – они на ходу создают свои «правила». Зачастую – беспредельные. Они считают себя «черными», хотя некоторые втайне либо работают на администрацию, либо занимаются коммерцией, что запрещено для этой категории людей. Но если попались, то их выкидывают в козлы решением сходки.

«Черным» в теории вообще запрещено многое. Они не могут иметь собственности, семьи. Их жизнь посвящена братьям по воровскому делу. Они обязаны пополнять «общак», по мере сил помогать другим «черным». Коммерцией, то есть бизнесом также заниматься нельзя. Если зэк возьмет в руки метлу или лопату, он навсегда будет исключен из «нормальной масти». Словом, это целая секта, возникшая в тюрьмах России… Честное слово, сначала был с ними, пока не понял, что мои мозги не выдержат этого постоянного прессинга – будь против власти, не работай на государство, которое тебя упекло за решетку… Одно бесспорно – порядок у «черных» почти идеальный. Каждый знает свое место и выполняет свою функцию. Все смотрящие за игрой, за хатой, за «общаком» – «черные».

Далее в иерархии – «красные». Еще их называют «цветными» или «козлами» – это люди, которые работают на государство, признают его законы, живут по правилам. Сюда входят бывшие военные, охранники, полицейские, госслужащие и просто согласившиеся работать на администрацию. Порядка в этом стане нет. Весь этот коллектив в той или иной мере используют «черные». Кого-то разводят на деньги, с кем-то договариваются о поставке в колонию запрещенных вещей извне. Это касается, как обычных продуктов питания, так и алкоголя, сигарет, наркотиков, сотовых телефонов и СИМ-карт. Также под эту «масть» попадают бывшие «черные», пойманные на «косяках» (жарг. – проступках). Например, если обнаружили, что человек утаивает от собратьев по несчастью деньги или продукты, его объявляют «крысой» и с этих пор называют «красным».

Кстати, именно «козлы» помогают правоохранителям «колоть» (жарг. – допрашивать на предмет совершенных преступлений) зеков, если те не вписались в коллектив. Разумеется, подтверждения этому нигде не будет… В числе «красных» – ценные коммерсанты. Они отдают «налоги» в общак и конкретно тем заключенным, которые гарантируют «безопасность».

Обычные люди, которые в силу сложившихся обстоятельств попали на зону, также зачастую пополняют ряды «красных». Причем, если человек физически силен, может за себя постоять и словом, и делом, то его не прессуют. Хватает слабых духом.

Самое «дно» – это, так называемый, «петушатник». Там находятся люди, не попадающие под вышеупомянутые категории. Иногда их называют «обиженные». Еще их называют уборщиками, потому как именно на их плечи ложится уборка территории. Причем, это не обязательно забитые и замученные. Последние дни заключения я был в этой категории – просто забил на все «понятия» и жил как хотел. Ну и, разумеется, есть там и откровенно «опущенные». Таких называют «курами».

Время останавливается, но жизнь продолжается

По закону заключенному полагается спать 8 часов. Алексей признался, что на воле никогда постольку не спал – всегда были какие-то дела, работа, увлечения. В тюрьме осужденный скован четырьмя стенами и сон – единственное, что позволяет хоть на какое-то время отрешиться от повседневности.

С утра – подъем, зарядка, хотя, когда ее кто-то делал? Утреннее умывание. Далее завтрак. Те, кто работают на администрацию, выходят на работы. Далее обед, ужин и подготовка к отбою. День сурка, да и только. Часто шмонают на предмет запрещенных предметов. Тех, кто подмазался, предупреждают, когда будет шмон. Я не был в их числе, и как только у меня появился сотовый, к вечеру уже кто-то «настучал» администрации… отобрали.

Получается, 16 часов в сутки надо чем-то себя занять. Заключенные, никогда не читавшие книг, становятся книжными червями. Есть время для просмотра телевизионных программ. Кто-то по вечерам поет во все горло. Кто-то играет в карты, домино, шахматы и шашки. Причем, делает это либоиз «спортивного интереса», либо на деньги.

Во время игры «черные» легко разводят «лохов». То есть, сначала начинают со спортивного интереса. Новичку, естественно, везет, затем играют на деньги так, чтобы никто из «профи» не выигрывал постоянно, чтобы создать видимость, что все играющие – такие же новички, как и он. Человек втягивается, ему начинает везти. Способов развести человека играть на деньги так много, что всех не опишешь. Когда ставки становятся крупными, его резко возвращают с небес на землю, и он в одночасье становится должен… Расплачиваются либо честью, становясь «курами», либо деньгами, либо какими-нибудь услугами. Все зависит от каждого конкретного случая и от размера мускулов проигравшего. Также за проигрыш могут выгнать в «красные» либо в «петушатник».

Читайте также:  10 лучших детективных фильмов

Учет проигрышей и выигрышей фиксирует смотрящий за игрой. Какая-то часть от выигранного идет в «общак» (обычно около четверти). Стоит добавить, что в карты режутся вопреки запрету. В тюрьме разрешены только шахматы, шашки, домино, нарды (шышбеш), кости (зары, зарики) и морской бой.

Вот так, за разговорами, игрой и постоянными выяснениями отношений проходит время. Оно тянется, как кисель. И поэтому люди за решеткой помимо воли становятся подозрительными и жестокими. Однако до откровенных драк дело доходит редко – это негативно скажется на сроках, поэтому заключенные на словах стараются решать мелкие конфликты. Хотя в крупных могут и убить.

Стоит отметить и то, как на зону попадают запрещенные вещи. Голь на выдумки хитра. В продуктах питания с передачками, перекидываниями через забор зоны. Есть и более «мучительные» способы.

«Не в стрем» (жарг. – ничего не стоит, без зазрения совести) со свидания пронести у себя в прямой кишке на территорию зоны сотовый телефон вместе с зарядкой… Пронести таким же образом пачку сигарет, чтобы потом скурить их вместе с товарищами по несчастью, считают чуть ли не подвигом.

Кое-что о праздниках и памятных датах

Новый год и Рождество зэки празднуют по-крупному: по традиции, разумеется, пьют только чай или чифирь (хотя, если есть алкоголь или наркотики – принимают). Еще это время бесконечного шмона и прекращения свиданий.

Настоящие праздники для истинных зэков – это когда из зоновского «общака» перепадает каждой «черной хате». Повод – день рождения какого-нибудь авторитета или его же день смерти. Тогда появляются сами собой и колбаса, и другие деликатесы… Что ж, за здоровье и за упокой выпить несложно…

Происходит это обычно 15 и 30 числа. Произносится речь, ну например такая: «В этом месяце упокоились такие-то зэки. Или в этом месяце день рождения у такого-то авторитета. Пьют не обязательно в хатах, бывает и в зоне.

Еды хватает, но лучше есть баланду на воле, чем харчи на зоне…

Кормить-то кормят. И мясо иногда дают, и питание сбалансированное. Не хватает самого главного – домашней пищи. Тем, чем кормят там, набить желудок можно, а вот насытиться – вряд ли. После месяца отсидки уже начинаешь ощущать недостаток витаминов и других полезных веществ.

По словам Алексея, жизнь за решеткой не такая уж и тяжелая. Сложность не в бесконечных подставах, «мутках» (жарг. – интригах) сокамерников, сходках или допросах у следователей. Основная тяжесть – это отсутствие свободы, постоянный прессинг. Те, кто покрепче, привыкают. Кому-то даже нравится такая жизнь. А еще давит осознание того, что и завтра, и послезавтра, и через месяц будет одно и то же. И убежать от безысходности невозможно.

А еще бесит то, насколько разные «менты» на показ и за колючкой. На зоне могут избивать дубинкой, а в присутствии прессы говорить о том, насколько в их учреждении гуманно обращаются с заключенными. Было такое, знаю не понаслышке… Не хватает человеческих отношений, настоящего теплого слова. На свободе как-то не задумываешься об этом. Лучше не попадать в этот маразм.

Были в рассказе Алексея Стекольщикова и ужасные факты, и цифры. Но все бездоказательно, поэтому упоминать об этом не стоит. За 3 года, проведенных в учреждениях УФСИН, он дрался трижды, словесных стычек с сокамерниками было бесчисленное множество. Прошел путь от «черного» до «обиженного». Думаете, он исправился и пересмотрел свои взгляды на жизнь? Отнюдь.

Тюрьма осталась позади, однако на душе у Алексея по-прежнему тяжело – видел жизнь с изнанки. Если на зоне сон спасал от лиц, которые надоели до скрипа зубов, то сейчас каждую ночь – кошмар. Например, что снова везут в тюрьму, мол, нужно еще отсидеть 3 года…

Имя и фамилия респондента изменены по его просьбе.

Терпила: значение слова в жизни и в тюрьме, как избавиться от такого статуса

Понятие “терпила”

Еще с детства терпила – это слабак, трус, которого если обидишь не способен дать сдачи, человек, который при каждом удобном случае наябедничает своим родителям.

В местах лишения свободы все происходит иначе. Любой новоприбывший априори считается терпилой, пока не заставит себя уважать.

Там применяется особенный жаргон, малознакомый обычным людям. Невозможно догадаться, что «багаж» — это срок, «давление» — это галстук, «змея» — это закон, а «миска» — это нож. Таких понятий существует великое множество и запомнить их значение бывает весьма сложно.

В этом словаре воровских терминов есть также слово «терпила», которым называют осужденных, у которых не развита смелость и свобода выражения личности. В этой статье мы разберем кто же такой «терпила» по понятиям.

Значение слова

Какой смысл слова «терпила»? Терпила – кто это на жаргоне? Это слово образовано от существительного «терпение». Слово «терпение» как правило имеет положительный смысл, а термин «терпила» имеет ярко выраженную негативную окраску.

В тюрьме «терпила» — это осужденный, не способный сопротивляться, человек, над которым можно постоянно жестоко издеваться.

Термин «терпила» имеет разное значение в зависимости от того, в какой среде его употребляют. Как вариант «терпилой» могут быть:

  • в среде правоохранительных органов – потерпевшие;
  • на зоне – слабаки, жертвы издевательств, лохи терпилы;
  • в обычной жизни – слабые, “бесхребетные” люди.

Особенности личности «терпилы»

И в тюрьме и в обычной жизни “терпила” заметен сразу. Еще со школы над ним издеваются более опытные и сильные. После таких испытаний человек остается «терпилой» будучи уже взрослым. Тюрьма для такого человека становится ужасным местом, где он становится жертвой для других.

«Терпилу» легко вычислить по следующим отличительным признакам:

  • ярко выраженный страх и волнительность;
  • негромкая речь;
  • нерешительность;
  • необоснованно толерантное отношение к другим;
  • желание не конфликтовать ни с кем;
  • молчаливое терпение издевательств.

Если заключенного, у которого есть уважение к себе, хоть малейшим образом задеть, он не промолчит и всегда огрызнется, даже если его оскорбил физически очень сильный осужденный. А иначе он может стать “опущенным”.

В тюрьме «опущенные» обслуживают остальных заключенных, их унижают и принуждают заниматься непристойностями. Их имущество наглым образом присваивают себе другие заключенные.

«Терпила» как жизненное кредо

Слабых людей больше чем сильных. Они как правило уже смирились со своим положением в обществе и не пытаются его улучшить.

Иногда статус «терпилы» приобретают люди, которые зависят тем или иным образом от других более влиятельных людей. В обычной жизни «терпил» намного больше, чем в местах лишения свободы.

Приведем примеры индивидуумов данного типа:

  • жены, бабы терпилы, которых регулярно избивают мужья, они не могут защитить себя и дать отпор по разным причинам;
  • дети, на которых родители отыгрываются за свои неудачи во взрослой жизни. Такие дети проживают жизнь в унижении до того, как станут совершеннолетними. После этого они необратимо становятся “терпилами”;
  • интроверты, которых обижают “гопники”. Компания гопников безошибочно найдет такого человека, который купит им алкоголь или просто отдаст все деньги из кошелька.

Как избавиться от статуса «терпилы»

От статуса «терпилы» нужно избавляться чем быстрее, тем лучше. Самое главное – это сделать первый решительный шаг на этом пути.

В местах лишения свободы не любят слабохарактерных и бесхребетных. Таких заключенных будут ждать издевательства, насмешки и побои.

Если человек попадает в тюрьму нужно вести себя уверенно и наладить отношения с другими заключенными и заставить себя уважать.

Вот каким образом нужно себя вести:

  • Не грубите другим заключенным с самого начала, это не будет способствовать улучшению ситуации;
  • Вдумчиво отвечайте на вопросы других заключенных;
  • Речь должна быть спокойной и очень уверенной, без запинок;
  • Отстаивайте свои права и имущество в тюрьме, однако не делайте это в излишне агрессивном стиле;
  • Покажите на деле свое справедливое отношение к событиям;
  • Не следует нарушать местные тюремные законы;
  • Обязательно подружитесь с кем-то из осужденных, не будьте одиночкой и отстраненным от людей;
  • Примите целиком и полностью новую роль в жизни и придерживайтесь тюремных законов и правил.

Как не стать «терпилой» в повседневной жизни

Жизнь на воле требует от человека решительности, смелости и уверенности в себе. Успешным будет тот, кто способен пойти на риск.

Это не свойственно “терпилам”. Для них в обычной жизни можно применить те же рекомендации, как и для «терпил» в тюрьме с той лишь разницей, что нет ограничения свободы.

Чтобы избавиться от реноме «терпилы» нужно действовать следующим образом:

  • больше веры в себя и любви к себе, это единственный шаг к построению ячейки общества и нахождению своего призвания в жизни;
  • активнее общайтесь с незнакомцами, это поможет не бояться людей;
  • чаще не соглашайтесь с другими и высказывайте альтернативную точку зрения;
  • умейте вовремя расстаться с теми, кто ведет себя неуважительно по отношению к вам и не ценит вас.

У него есть шанс и возможность в любой момент принять решение и избавиться от статуса “терпилы”.

Бывают случаи, когда необходимо дать сдачи тому, кто вас оскорбил, побороться за справедливость, честь и достоинство. Это повысит вашу значимость в глазах окружающих, позволит чувствовать себя увереннее в этой сложной и переменчивой жизни.

Духовная реанимация

Заключённый часто теряет всё, чем дорожил. Только вера даёт силы начать жизнь с нуля после освобождения. Как помочь заключенным?

Когда рушится мир

Тюрьма грабит человека и его душу. Она отбирает мечты, надежды, покой, энергию молодости, невозвратное время.

За тюремной стеной, на воле, заключённого забывают близкие, предают друзья. Только мать ждёт, поэтому её образ для арестанта свят. Но порой она уходит в иной мир, не дождавшись беспутного сына или дочери. Есть ли ещё что-то святое для преступившего законы человека? Порой нет и соломинки, за которую можно ухватиться, погружаясь с бездонное болото ненависти и отчаяния.

Как теряют любовь

Алексей, житель небольшого волжского городка, сел не случайно. Свои преступления он тщательно обдумывал и организовывал с компанией друзей. Не имея способностей к бизнесу, пытался добыть деньги более лёгким путём. Например, обчистить инкассаторскую машину. Но без жертв. Убийств он избегал, хотел со спокойной душой отдыхать в ресторанах, бросая к ногам местных певичек охапки роз. Спортивный симпатичный парень нравился многим. Но была у него единственная любовь – девушка строгая и правильная, которая не одобряла приключений Алексея. Впрочем, он считал её упрёки женскими капризами.

Начало нулевых, блатная романтика, как в сериале “Бригада”. Парень из небогатой семьи считал, что вышел в люди, “поднялся”, как говорят в уголовной среде. У него было образование, но делать карьеру казалось скучным делом.

Приключения длились недолго, Алексея и его подручных задержали. Воровство, шантаж, организация шайки обернулись внушительным сроком. Из комфортной квартиры наш герой угодил в камеру, кишевшую тараканами.

Он решил связаться со своей подругой. Назовём её Алисой, имена героев и некоторые детали я поменяла. Девушка откликнулась. Она стала приезжать к Алексею в тюрьму.

Любовь вспыхнула с новой силой. Алексей сделал ей предложение. Алиса согласилась. Молодой человек был счастлив. Ему хотелось сделать для любимой что-то особенное. Зная, что Алиса мечтает о карьере, он познакомил её с товарищем-бизнесменом, живущим в Саратове.

У Алисы было высшее экономическое образование. И вот – стремительный взлёт – вчерашняя студентка становится генеральным директором фирмы. А как же свадьба? Девушка продолжала звонить Алексею, но теперь в её разговорах проскальзывали нотки презрения, она могла обронить, что они находятся на разных ступенях социальной лестницы, что он опустился на дно. Самолюбивый парень, в свою очередь, страдал от своего незавидного положения. Кто он теперь, по сравнению с Алисой, которая отдыхает во Франции? Как пел Высоцкий, “Но что ей до меня? Она была в Париже…”.

Читайте также:  Топ-8 лучших бассейнов Киева с ценами

От зависти Алексей язвил и ревновал, представляя, сколько у неё поклонников на воле. Наверное, тоже был неправ. В итоге влюблённые поссорились. Алиса запретила ему звонить и писать ей. Алексей замкнулся в себе и потерял веру в женщин. Одинокий и мрачный зек – таких много. Сколько жён и невест не захотели ждать сидельцев и нашли себе новых мужчин – благополучных, надёжных.

Как теряют дом

Когда Алексей сел, его родители готовились получить новую квартиру. А молодого человека, соответственно закону, прописали в зоне. Заключённых выписывают из собственного и муниципального жилья до конца срока. Алексей был уверен, что ему будет куда вернуться. Однако годы шли, родители старели, брат поселил в квартире свою жену, затем дочь. Ещё тогда квартиру могли приватизировать на имя матери Алексея, поскольку отец умер. Но не занимались этим. Прошло ещё несколько лет. Внезапно умер брат Алексея. К тому времени в квартире остались прописаны – старушка-мать, вдова брата и его дочь. Алексей запаниковал – он понял: случись что с матерью и возвращаться ему будет некуда, только в приют для бездомных. Из зоны он попробовал надавить на вдову брата, чтобы дала согласие приватизировать жильё на имя его матери. Но вдова оказалась не лыком шита, она поняла – стоит чуть-чуть подождать и последняя преграда на её пути к квартире исчезнет. Заключённого, надёжно запертого в зоне, она не опасалась. Участь бомжа стала неизбежной.

По статистике, 60-80% бывшихзеков совершают преступления потому что не могут социализироваться – им некуда пойтипосле освобождения, им трудно найти работу. Моральные убеждения потеряны. Тюрьмаи впрямь видится родным домом, где есть крыша над головой и пайка. Вышел, украли снова за решётку.

Как теряют здоровье

Атлетом с белозубой улыбкой был Алексей до зоны. Через годы от богатырского здоровья мало что осталось. Болело то одно, то другое. Его прессовали в СИЗО, вынуждая давать показания. В тюрьме первые годы тоже попадало от охраны. Когда зеки заезжали в новую тюрьму после этапа, их били, чтобы сразу обломать. Потом охранники стали меньше свирепствовать. Но здоровье зеков за решёткой оберегать не собирались.

Например, в бараке запрещали открывать окна даже летом. От зноя и духоты здесь невозможно было заснуть ночью. Алексею становилось плохо, он выходил на улицу и только там приходил в себя. От недостатка витаминов у людей разрушались зубы, ныли суставы. Здесь много курили, порой по пачке в день – это ухудшало состояние.

Больница в колонии была такой, что в неё попадали только умирать. Фельдшер из зеков, кажется, бывший патологоанатом, на воле имел дело только с мёртвыми пациентами.

После сорока лет даже свободные люди не могут похвастаться здоровьем. Что говорить о зеках. Букет хронических заболеваний в условиях колонии вылечить невозможно. Трудно достать лекарства.

Из-за традиции чифирить вместе, пить чай из одной кружки, люди заражались туберкулёзом. Но Алексей в таких чаепитиях не участвовал. Он помнил, как один зек-туберкулёзник освободился, вышел за ворота колонии, сел на скамейку и умер. Алексей избежал этого заболевания, но к концу срока чувствовал: силы уже не те, молодость ушла.

Христос меняет будущее

Люди, потерявшие всё, мечтают только о мести. Вот и Алексей вспоминал лица милиционеров и следователя; подельников, которые сдавали его на допросах; заключённых, которые за долгие годы срока перешли дорогу. Представлял, как сведёт счёты со всеми поочерёдно. Больше ему не на что потратить остаток жизни. Почему-то он решил, что после освобождения протянет всего несколько лет. Обрёк себя. Потому что не видел альтернативы. Кто возьмёт его на работу? Кто даст кров? Красивой жизни не получилось, а убогой он не хотел. Вспоминал, как другой зек спровоцировал охрану на применение оружия и это казалось героической смертью.

Однажды в колонию пришёл пожилой священник. Зеки уважительно здоровались с ним, но доверять не торопились. Считали, что у “бати” под рясой погоны. Но потом разведали, что тот много лет служит в церкви неподалёку и никакого отношения к полиции не имеет.

Алексей скептически смотрел на заключённых, которые беседовали с батюшкой и участвовали в молебнах. Считал, что эти парни лицемерят – надеются, что священник даст рекомендацию, способствующую досрочному освобождению. Поговорить с духовным лицом он решил из любопытства. Сам был начитанным человеком и скучал без интересных собеседников. О религии знал мало, поскольку был из семьи советских атеистов, но допускал существование высшей силы. Правда, теперь считал, что эта высшая сила к нему несправедлива. Он не маньяк, не убийца, а выброшен на обочину жизни.

В начале беседы со священником Алексей язвил и сомневался во всём. Но тот отвечал доброжелательно, и зеку стало неловко за свою манеру общения. Как ни отказывался Алексей, собеседник в рясе оставил ему две книги о православной вере.

Философия смирения и прощения диссонировала с окружающей обстановкой. Но Алексей пришёл к выводу, что прощать и смиряться в условиях тюрьмы может только сильный человек. Не идти на поводу у эмоций, честно признавать свои ошибки.

Изучая книги, Алексей сделал вывод: Бог справедлив. Теперь зек увидел свою вину не с точки зрения Уголовного кодекса, а с точки зрения Божьего закона, которому тысячи лет.

И было у него грехов не счесть, кроме пары-тройки, признанных людским судом. Презрение, ненависть, стяжательство, самолюбие, злопамятность. Так вот он какой на самом деле – эгоист, служивший своим страстишкам. Стало стыдно. Новые беседы со священником медленно, но верно вели Алексея к покаянию. Порой он противился переменам, происходящим в душе, но понимал, что прежним не станет. А священник приносил ему новые книги, более сложные, открывающие мир христианства. И настал день, когда зек впервые произнёс молитву и задумался о крещении.

Но признание своей вины не избавляло от страха перед будущим. Понадобилось ещё несколько бесед со священником, чтобы Алексей понял – только злость и гордыня мешали ему видеть другие пути, другое будущее – без разборок и перестрелок. Просто он в своём ожесточении не видел альтернативы.

Например, он не обращал внимания на предложение друга поработать у него в автомастерской после освобождения. Игнорировал знакомую, с которой переписывался много лет и которая приглашала к себе. Не гендиректора Алису, а простую учительницу.

В конце концов, он оставался последней надеждой старой матери. И можно было, проявив настойчивость, прописаться в родительской квартире, мирно договорившись с вдовой брата.

Что же касается мести… Здравый смысл подсказывал: он сам виноват в своих бедах и получил по заслугам. Признать это было сложно, но он перестал считать себя невинным страдальцем.

Настало время перемен. Теперь Алексей продумывал другие планы – как будет работать, осваиваться в изменившемся мире. Он восстановил связь с друзьями – не бывшими подельниками, а обычными хорошими людьми. Стал чаще общаться с родственниками. Тьма впереди рассеялась, это произошло благодаря священнику и его книгам. Поэтому, когда в колонии начали строить храм, Алексей одним из первых стал участвовать в строительстве.

Мало дать человеку свободу, прежде надо вывести из темницы его душу.

Особая благодать покаяния

Священники с опытом тюремного служения приходят к единому мнению.

Во-первых, важно донести до сознания узника мысль – приговор не случаен, даже если он считает свои преступления не настолько тяжкими. Аресту предшествуют немало тайных и явных грехов.

Во-вторых, не стоит жестоко обличать людей, которые и без того осуждены. Кто знает, как мы повели бы себя в их ситуации? Трудно понять чужие переживания. Важно привести грешника к Богу. Человек, просвещённый Православием, сам поймёт свои ошибки.

В-третьих, основой отношения ко всем людям без исключения должна быть любовь. Она, всепобеждающая и животворящая, способна вызвать отклик в самом охладевшем сердце. Учитесь плакать вместе с ближними, ибо все мы одной крови, одного рода – потомки Адама и Евы.

По наблюдениям священников, для арестантов характерно обостренное мистическое чувство восприятия жизни. К этомуприходят через страдания. И важно христианизировать это чувство. Поскольку и в тюрьмеесть искушение тёмными учениями, сатанизмом.

Протоиерей Александр (Добродеев):“Если человек сидит под режимом, в тюрьме, то это очень сильно влияет на его духовный мир, и чем строже наказание, чем сильнее этот груз, тем большее происходит духовное возрастание, и от человека иногда во время исповеди удивительные слова можно услышать. Я сам был тому свидетель. И больше того могу сказать: по опыту самих священников, которые окормляют и на воле, и в тюрьме, во время таинства покаяния заключенного священник иногда чувствует особую благодать”.

Иеромонах Даниил (Плотников): «Окормление заключенных — послушание очень трудное, но весьма благодатное. Приходится видеть не самую красивую сторону нашей жизни со всеми ее трудностями, противоречиями и проблемами. Миссия в тюрьме — это духовная реанимация, экстренная помощь “”умирающим”” людям».

Епископ Дмитровский Александр (Агриков): “Нельзя отгородиться от тех, кто находится «по ту сторону решетки», забыть о них, вычеркнуть их из жизни; нельзя переложить эту заботу на плечи двух-трех человек. Эта беда касается всех, все в ответе за них и за то, какими они вернутся в общество. Как говорил протоиерей Глеб Каледа – один из первых священников, переступивших в начале 90-х тюремный порог в столице:

«Наши тюрьмы, наши заключенные остаются с нами как наши кровоточащие раны и нам их лечить”.

Великое дело милосердия. Как помочь заключенным?

Когда ожесточившийся, измученный человек открывает для себя любовь Христа, спасается ещё одна душа и земная жизнь узника.

Каждый год в колониях России совершаются самоубийства – шесть на тысячу заключённых. В большинстве европейских стран этот показатель вдвое меньше. Но и в первый год после освобождения много бывших зеков сводят счёты с жизнью от неумения приспособиться к новым реалиям.

Те, кто уцелел, не всегда проходят испытание свободой. Возвращаются к алкоголю, наркотикам. Побираются, воруют. Живут под платформами, на свалках.

В лесу возле подмосковного посёлка, где я арендовала комнату, таился палаточный городок бомжей. Страшные, с лилово-синими лицами выползали они из чащи к станции на промысел. Круглый год ютились в жилищах из картона и целлофана. Там же умирали от холода и болезней. Говорили, есть среди них бывшие зеки. Никто не спас их от падения. Поэтому важно не опоздать с проповедью.

Единственное, что помогает узнику выстоять в неволе и после освобождения, это – вера в Бога, искренняя, горячая.

Участвуя в тюремном служении, мы меняем мир. Наполняем его добротой и создаём из преступников честных граждан. Это великое дело милосердия доступно каждому.

Сотворить нового сильного человека из ветхого погибающего грешника. Дать ему смысл жизни. Заставить пересмотреть приоритеты. Вдохновить на созидание вопреки трудностям. Вот что значит – открыть Православие узнику.

“Будьте милосердны, как и Отец ваш милосерд” (Лк. 6: 36).

Стать участниками тюремного служения вы можете вместе с фондом “Елицы”.

Ссылка на основную публикацию