Как порой посещение школы может спасти жизнь - Svadba-Narofominsk.ru
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (пока оценок нет)
Загрузка...

Как порой посещение школы может спасти жизнь

Как порой посещение школы может спасти жизнь

Виной многих несчастий становится равнодушие. Не пройти мимо ребенка с тоской и тревогой в глазах, определить причину детского страха — задача каждого взрослого. Нарушение интересов детей — самых беззащитных членов общества — в современном непростом мире, к сожалению, не редкость. Для того чтобы сообщить о неправомерных действиях в отношении несовершеннолетних, достаточно сделать всего один звонок.

В целях создания дополнительных возможностей получения информации о нарушении прав детей, в Следственном управлении СК России по Адыгее в 2013 году создана телефонная линия «Ребенок в опасности». Звонки на нее абсолютно бесплатные и могут быть анонимными.

— Телефон «Ребенок в опасности», созданный по всей России, в том числе и в Адыгее, работает круглосуточно для незамедлительного реагирования на обращения о совершенном или готовящемся преступлении против несовершеннолетнего. Такую информацию могут сообщать дети, родители, просто неравнодушные граждане, обнаружившие факты насилия, ненадлежащего воспитания и другие правонарушения по отношению к детям. Обращаться можно по короткому номеру 123 либо по телефону 8(8772)56-00-08. Даже если факта преступления нет, то мы все равно реагируем — передаем сведения в контрольные или надзорные органы, — пояснила руководитель отдела СУ СК России по Адыгее Альбина Хапачева.

Она отметила, что за последние два года обращений не поступало, в 2014 году поступило всего одно — обращение анонимного характера. Владельца абонентского номера, с которого был сделан тревожный звонок, мгновенно установили. Им оказалась бабушка двоих малолетних внуков. Дежурный следователь сразу же выехал по адресу проживания семьи. Бабушка, прослушав запись телефонного звонка, узнала голос старшего внука. По ее словам номер ребенок набрал, играя с телефоном, а текст обращения повторил за автоматическим сообщением, которое звучит при соединении с линией. Сотрудниками СУ СК России по Адыгее также было установлено, что дети воспитываются в благополучной семье, в безопасных для их жизни и здоровья условиях. Родители балующегося ребенка получили предупреждение, следователи порекомендовали не оставлять маленьких детей наедине с телефоном во избежание подобных недоразумений.

Неподтвержденным оказалось и единственное обращение в 2013 году. В августе несовершеннолетний сообщил оператору линии о том, что родители его избивают и воспитывают ненадлежащим образом. Сообщение о факте преступления направили в следственный отдел для организации проверки по ст. 144-145 УПК РФ. Однако в ходе проверки следователи не обнаружили никаких противоправных действий со стороны родителей пожаловавшегося ребенка и в возбуждении уголовного дела отказали.

— В основном все сообщения о преступлениях поступают в дежурную часть по телефону 02, этот номер все знают, и люди его набирают автоматически. Для того чтобы связаться со Следственным управлением СК РФ по Адыгее, существует достаточное количество разных способов, телефонная линия «Ребенок в опасности» — дополнительный ресурс для получения информации, — прокомментировала Альбина Хапачева.

Отсутствие звонков на данную телефонную линию отнюдь не свидетельствует об отсутствии преступлений и безопасности детей. В 2014 году Следственным комитетом России по РА возбуждено 49 уголовных дел о преступлениях, жертвами которых стали несовершеннолетние, в 2015-м — 94. Такой рост связан с раскрытием случая, произошедшего в Майкопском районе. На протяжении 12 лет отчим систематически насиловал своих падчериц, мужчиной совершено 49 таких эпизодов. Брат преступника посягал на половую неприкосновенность своей дочери, следователями установлено 7 фактов изнасилования. По каждому из этих эпизодов открыто уголовное дело. А самое страшное в этой вопиющей ситуации то, что в течение длительного времени никто из окружающих, в том числе и мать, не почувствовал неладное. Ситуация приобрела огласку, лишь когда сестры стали подростками и сами сообщили о злодеяниях своих обидчиков.

Следственная практика показывает, что именно преступления против половой неприкосновенности несовершеннолетних совершаются чаще других. В прошлом году таких зарегистрировано 77, в том числе 56 эпизодов, совершенных братьями из Майкопского района. Один случай смерти ребенка по неосторожности, два — причинение тяжкого вреда здоровью. Еще два случая незаконного лишения свободы и семь уголовных дел против собственности несовершеннолетних (кража телефонов и другого имущества). Всего в прошлом году признано потерпевшими 50 детей. Если говорить о годе текущем, то в первом полугодии возбуждено 18 уголовных дел, из них против половой неприкосновенности детей — 14.

В связи с всплеском изнасилований детей по всей стране государство несколько лет назад ужесточило политику, передав расследования преступлений против несовершеннолетних в ведение Следственного комитета России. Сами следователи отмечают, что оперативное выявление преступника может повлиять на всю дальнейшую жизнь ребенка, ведь часто, став жертвой насилия однажды, несовершеннолетний подвергается риску повторного и неоднократного насилия.

— Чаще всего насильником становится человек из близкого окружения ребенка. В группе риска находятся дети, воспитывающиеся в неполных семьях, при наличии отчима или сожителя. Такие несовершеннолетние должны находиться в школе под особым контролем, с ними необходимо работать психологу, тесный контакт со специалистом позволяет выявлять ту ситуацию, которая складывается дома, в семье, — говорит заместитель руководителя отдела СК России по Адыгее Александр Остапенко.

Конечно, профилактическую работу нужно проводить и с самими родителями, однако большинство фигурантов дел об изнасиловании — люди, ведущие асоциальный образ жизни, поэтому школа вряд ли может повлиять на их поведение. Важно разглядеть изменения в поведении ребенка и вовремя протянуть ему руку помощи. Значимую роль здесь могут сыграть не только педагоги и психологи, но и соседи и родственники, просто случайные прохожие.

Показательный пример, когда неравнодушие меняет ход событий и беда обходит стороной, случился в апреле этого года в Тахтамукайском районе. Во дворе одной из школ поселка Яблоновского неизвестный мужчина предлагал школьникам интимную близость за деньги, но, получив отказ, он стал демонстрировать детям фильм порнографического характера. О произошедшем инциденте школьники в тот же день рассказали родителям. Вместе с правоохранителями был составлен фоторобот предполагаемого преступника. Спустя несколько дней мужчина появился в поселке вновь, правда, уже возле другой школы. Найти себе потенциальных жертв педофил не успел, местные жители безошибочно опознали мужчину по фотороботу и сообщили в органы. Как выяснилось после задержания, преступником оказался ранее судимый и недавно освободившийся из мест лишения свободы житель Краснодара. Сегодня дело находится в производстве, проводится экспертиза.

Чтобы положительные примеры стали правилом, а не исключением, необходимо помнить, что безучастность может стоить искалеченной детской души, а порой даже жизни. Ведь трагедии случаются там, где люди остаются безразличными к чужому горю.

12 правил безопасности, которые могут спасти жизнь ребенку

Каждый родитель хочет уберечь своих детей от опасности. Российский поисковой отряд “ЛизаАлерт” рассказал о ключевых ошибках родителей и правилах, которые нужно соблюдать.

Источник фото: mocak.am

1. Сделайте фото на всякий случай

Если вы идёте с ребёнком на культ-массовое мероприятие, где предполагаются толпы народу, сфотографируйте его в полный рост перед входом.

Родители, потерявшие ребёнка, иногда теряют остатки разума и сознания, не могут назвать нормально, во что ребёнок был одет: в какую кофточку и какую шапочку. Гораздо проще будет искать, показывая фотографию: “вы вот этого ребёнка не видели”?

Если ребёнок не найдётся в ближайшие 2-3 часа, то именно она будет самой свежей фотографией, по которой буду писать ориентировки.

2. Не стесняйтесь поднять всех на уши

Если вы знаете, что ребёнку идти от школы до дома, от репетитора до спортивной секции, от вас до бабушки 30 минут, то спустя 60 минут если он не объявился, можно начинать искать.

На уши поднимаются абсолютно все. Нужно начинать писать и звонить абсолютно всем: бывшим мужьям, бабушкам и дедушкам, родителям одноклассников, одноклассникам. Не надо думать, что это неудобно. Неудобно будет, если он никогда уже не найдётся. Да, не забудьте потом всем позвонить, каждого успокоить и сказать, что все в порядке.

Зачем это делается? Вы никогда не знаете, что могло произойти, например, ребёнок мог чего-то испугаться, мог побежать от кого-то, и оказавшись в условно знакомом ему районе, мог пойти по хоть сколько-нибудь знакомому адресу. Забежать в подъезд к учительнице начальных классов, вашим друзьям, у которых вы были в гостях на днях.

3. Звоните в милицию

Звонок в милицию – это уже заявление о пропаже, которое принято и зафиксировано. Милиция обязана начать поиски сразу и не ждать ни минуты. Не ждите и вы.

4. Приучите ребенка звонить вам

Важно приучить ребёнка звонить вам, если уходит откуда-то и когда приходит куда-то. И приучать к этому нужно показывая примером. Мама и папа на глазах у ребёнка звонят друг другу, сообщают, что вышли с работы: “Буду через час”.

Можно акцентировать внимание ребёнка на этом, показать ему, что мы не контролируем, а просто беспокоимся друг о друге. А если он не видит, как это делают взрослые, то может решить, что его по малолетству просто держат под контролем, ограничивают, не доверяют.

Даже если ребенок встретил вашего друга, а тот – добрая душа – предлагает отвезти его домой, алгоритм один: ребенок звонит вам и говорит: “Дядя Миша встретился мне по дороге и предлагает меня довезти до дома”. И делать он это должен без колебаний. Вы в этот момент звоните дяде Мише и убеждаетесь, что ребёнок с ним.

Читайте также:  10 советов, как украсить квартиру с минимальными расходами

Источник фото: ailehayati.com

5. Установите программы на телефон, купите смарт-часы

И подросткам, и престарелым родственникам полезно установить на телефон ряд программ. Например, “Мама, я тут” (как для России, так и для Беларуси). Правда, все эти программы требуют того, чтобы телефон был подключён к интернету. Зачем? По вашему телефонному запросу (даже в слезах и истерике) ни один оператор не выдаст вам координаты телефона вашего ребёнка. Не имеет права.

Если телефон зарегистрирован на ваш паспорт, то в отделении оператора вам выдадут распечатку последних звонков. Но координаты телефона оператор выдаст только по решению суда, то есть через 2-3 дня. Помним, что если батарейка телефона села, то эта услуга не работает. Именно поэтому важно начать искать ребёнка как можно быстрее.

Еще можно купить специальные смарт-часы с GPS-приемником, которые синхронизируются с телефоном родителя, и вы сможете видеть, где сейчас находится ребенок.

6. Научите ребенка говорить “нет”

Как в жизни, так и в сети важно, чтобы ребёнок помнил, что он никому ничего не должен. Очень важно внести эту мысль в голову ребёнка. Если незнакомые люди о чем-то просят, пусть научится всегда спрашивать себя: “А зачем я должен это делать?” “Зачем мне присылать вам мою фотографию и говорить свой номер телефона?” “Зачем вставать в 4:20?” и так далее.

Важно научить детей говорить “нет”, не слушать незнакомых взрослых. Мы часто приучаем детей слушаться маму, папу, няню, бабушку, воспитательницу Марию Ивановну, охранника садика, консьержку, не спорить со всеми этими людьми, быть вежливым. В результате мы получаем детей, которые уходят с незнакомыми взрослыми.

Источник фото: kauno.diena.lt

В российском поисковом отряде “ЛизаАлерт” ставили эксперимент: из 50 детей, к которым подошли незнакомые взрослые, не ушел только 1 (один) ребёнок.

Доносим до детей следующую мысль: нормальные, адекватные взрослые не просят детей о помощи, не просят ничего донести, посторожить, найти в багажнике машины.

Конечно, можно помочь бабушке донести тяжелую сумку до подъезда. Но у подъезда и сумку, и бабушку нужно оставить и сказать волшебные слова: “Мне дальше мама ходить не разрешает “. Дальше ей обязательно помогут соседи, родственники, ещё кто-то.

7. Будьте внимательны к сигналам ребенка

Если ваш ребенок или престарелый родственник звонит вам и говорит: “Встреть меня, пожалуйста”, пожалуйста, встаньте с дивана и сделайте это. Очень редко люди просят встретить их из-за блажи.

Возможно, ребёнок не может сказать, что какой-то дядя очень пристально смотрит на него, потому что этот человек рядом. Если вы скажете: “Ну что ты, ты же уже взрослый “, а потом что-нибудь произойдёт, вы себе этого не простите. Не ленитесь.

8. Научите ребёнка кричать

Очень многие и дети, и взрослые кричать не умеют. Езжайте в парк, в лес и начните там. Покажите ему пример. Потом попробуйте в городе, хоть в центре.

9. Не запрещайте социальные сети

Ни в коем случае нельзя запрещать детям пользоваться социальными сетями. Разрешите ему ввести собственную страничку – так на ваших глазах будет информация о том, чем он интересуется, какую музыку слушает, с кем дружит. Раз в месяц просматривайте список его друзей, вас должны насторожить взрослые люди, если это не преподаватель.

Источник фото: Vnnewstar.com

Вы можете запретить все что угодно, только эти страницы все равно будут, просто вы не будете о них знать. Известна история, когда суровый папа стучал кулаком по стулу, клялся, что запретил дочери абсолютно все соцсети, а потом обнаружилось, что у нее было восемь страниц. Обнаружили тогда, когда уже третьи сутки искали ее.

11. Обучайте, а не запрещайте

Проведите несколько часов с ребёнком за компьютером, покажите на личном примере, что делают в сети с внезапно открывающимися окнами с неприличными картинками, рекламой и всем тем, что кажется нам самоочевидным, а ему в новинку.

12. Не кричите!

Если ребёнок исчез, потом нашелся, пожалуйста, не надо на него кричать. Спокойно объясняем, что мы волновались. Объясняем, почему то, что произошло, было опасно. Помните родителей Малыша из мультика про Карлсона: мальчика с крыши снимала пожарная команда, но когда родители встретили его, они обнял его и сказали: “Малыш, как же мы волновались”.

Источник фото: Familieverden.no

А теперь правила поведения в лесу. Научите этому детей:

  • Если ты потерялся в лесу, немедленно остановись и прекрати движение. Возможно, ты уже некоторое время идёшь не туда. Сначала звоним в 102, потом – маме. А мама не сажает батарейку на телефоне ребёнка, оставляя её для общения ребёнка со спасателями.
  • Если вы видите вертолёт или слышите сирену, не надо бежать на звук. Во-первых, в лесу направление звука сильно искажается, во-вторых, это делается для вашей локализации – сейчас спасательные службы свяжутся с вами по телефону и спросят, слышите ли вы звуки.
  • Повторяем ребёнку: по льду ходить опасно, спастись самостоятельно и с помощью друзей почти невозможно.
  • 8 из 10 детей потерявшихся в лесу тонет. Повторяем ребёнку: если ты потерялся в лесу, не надо подходить к реке, чтобы умыться, промыть рану, попить.
  • Не отпускайте детей в лес с пожилыми людьми: ребёнок не сможет помочь бабушке, сам потеряется, будет только хуже.
  • Всегда берём с собой воду, чтобы промыть рану, попить.
  • Прекратите одевать себя и детей в камуфляжную одежду. Одежда ребёнка должна быть яркой. Искать в лесу ребёнка в красной курточке и оранжевых штанишках гораздо проще, чем очень хитро закамуфлированного.
  • Очень многие потерявшиеся дети говорят: “Я не думал, что мама вообще будет меня искать! Разве мама знает, как меня искать и что делать?” Выходя в лес, расскажите ребёнку, что что бы ни случилось, его будут искать, и мама знает, что делать. Откуда берутся такие мысли, не очень понятно. Возможно, из сказок, в которых родители регулярно отводят детей в лес на съедение волкам.

Помогите себе сами! Не добавляйте поисковым отрядам работы! И пусть ваши дети будут в безопасности.

Что делать, когда один ученик терроризирует целый класс

Очень характерная история, где главный герой – Ужасный Ребенок, развернулась в одной московской школе. Если у вас есть дети школьного возраста, вы, скорее всего, испытаете ощущение дежа вю, потому что все эти истории, как правило, двигаются по одному навсегда определенному сценарию со строго отведенными ролями, как в древнегреческой трагедии.

“А что мы можем сделать?”

Пролог. Представьте себе обычный школьный класс, в котором учится положенное по СанПинам количество детей. В нем есть один безобразно себя ведущий ученик (как правило, мальчик, хотя, конечно, бывают варианты). Он мешает всем учиться, он может посреди урока залезть под парту или вдруг начать бегать по кабинету, швыряя вещи одноклассников на пол, он выкрикивает матерные ругательства на уроке, он срывает очки с одноклассников и швыряет об пол, он провоцирует других детей, а когда начинается драка, наносит им травмы или плюет им в лицо, он вообще безосновательно агрессивен и бьет других детей (нужное подчеркнуть или вписать свой вариант).

Сначала его пытается ввести в рамки учитель – как правило, безуспешно, потом подтягиваются родители битых детей и начинают робко обращаться к родителям Ужасного Ребенка. Потом (иногда) подключается психолог, после этого (обычно под давлением других родителей) создается конфликтная комиссия и вызываются родители ответчика.

Акт первый.Родители класса делятся на две части: те, у кого битые дети (их реплики: «гнать таких», «спецшколы на него нет», «надо писать в опеку» и т. д.), и те, чьи дети пока не битые (их стандартный текст: «мальчика травят», «родители – звери», «он имеет такое же право учиться в этой школе, как и все остальные»). Обе половины во всем обвиняют учителя – потому что не справляется с ситуацией, поощряет травлю/закрывает глаза на проблемного ребенка. Учитель огрызается или лежит на жертвенном камне, так как администрация школы решила отдать его на съедение родителям.

По композиции пора бы выйти на сцену родителям Ужасного Ребенка, но они, как правило, где-то на второстепенных ролях со стандартными репликами типа «наш мальчик дерется? не может быть!» (хотя им об этом говорят уже второй год), «у нас просто живой подвижный ребенок», «если вам что-то не нравится, уходите», «я плачу налоги, поэтому мой ребенок будет учиться в этой школе», «мальчики всегда дерутся, это нормально» и – мое любимое – «у вас проблемы, вы их и решайте, а у нас все в порядке».

Все это время на сцене присутствует, как и положено в классической трагедии, хор. Это администрация школы, исполняющая одну и ту же заунывную партию под названием «А что мы можем сделать?».

Встречаются вариации типа «мы не имеем права выгнать», «вот увидите, он это перерастет», «наш психолог работает» и «а что вы от нас хотите». Хор стоит на заднем плане в течение всей трагедии и повторяет одно и то же, но в действии почти не участвует.

Читайте также:  Как любительская книга фанатки Гарри Поттера превзошла оригинал

Акт второй. На сцене, в зависимости от степени и глубины конфликта, связей родителей и уровня асоциальности Ужасного Ребенка, сменяют друг друга полиция, персонал травмпункта, инспектор по делам несовершеннолетних, Человек-из-Департамента, тьютор. По драному школьному линолеуму вихрем летят бумаги – письмо туда, жалоба сюда, заявление, заключение травматолога, требование, предложение и так далее.

Заключительная часть трагедии – эксод, когда хор с песнями и актеры удаляются со сцены – играется по-разному. В некоторых случаях Ужасного Ребенка удается общими усилиями выдавить в другую школу или на домашнее обучение, и он и его родители уходят, устраивая напоследок или громкий скандал со швырянием предметами или какое-нибудь особенно запоминающееся безобразие. Иногда происходит настоящая трагедия, которая автоматически определяет дальнейшее его место пребывания. В других историях потерпевшие родители правдами и неправдами переводят своих детей в параллельные классы, уходят в другие школы, продолжая издали зорко наблюдать за ситуацией и комментируя ее во всех доступных им интернет-каналах.

Ситуация тяжелая, причем не дай бог никому из читающих быть ни одной из сторон этого конфликта: ни администрацией, которая действительно сильно ограничена действующим законодательством и по сути не имеет рычагов воздействия на семью агрессивного ребенка, ни родителями ребенка, против которого ополчился весь класс, ни родителями других детей, приходящих домой с синяками, ссадинами, а то и переломами.

Забастовка родителей и детей

В одной из московских школ, судя по рассказам родителей, прошли все стандартные этапы развития сюжета и перешли к новому, неожиданному: объявили забастовку и не пустили своих детей в конце апреля на занятия.

Уникальное событие в школьной истории: два дня 2Б класс школу не посещал. Причина – агрессивное и неадекватное поведение их одноклассника, ставящее под угрозу безопасность учеников.

Родители рассказывают, что мальчик бил и душил детей еще в детском саду, за одно первое полугодие в школе на него подали 16 заявлений в администрацию, а во втором классе уже два раза в учебное заведение приходила полиция. В третьей четверти мальчик на уроке физкультуры разбил однокласснику губу ударом по ортодонтическим конструкциям и травмпункт обратился в полицию. Администрация выделила дополнительного педагога, который находился в классе, но в его присутствии мальчик снова напал на одного из детей.

Исчерпав все возможности, в отчаянии родители решились на забастовку…

Есть ли решение?

Все это происходит по нескольким причинам, которые регулярно создают для школ и родителей патовые ситуации.

1. Школа не имеет права выгнать ребенка или куда-то его перевести, более того – учитель даже не может выставить ученика за дверь во время урока. То есть, по большому счету, у нее нет вообще никаких рычагов воздействия или устрашения, и решение о переходе в другое учебное заведение принимают родители ребенка (или суд, если за ребенком числятся преступления), то же самое и в отношении перехода на домашнее обучение.

2. Школьный психолог может работать с ребенком только по заявке его родителей. Если родители «проблемного» ребенка молчат, психолог просто не имеет права вызывать его в кабинет и проводить диагностику и терапию. Школьного психолога в школе может не быть вовсе.

3. У нас взят курс на инклюзию, то есть все дети должны учиться вместе. Поэтому теперь днем с огнем не сыщешь коррекционных классов, и детей, которые нуждаются в предварительной адаптации, отправляют в обычные классы, потому что у нас обязательное среднее образование, не считаясь с тем, что им, возможно, нужны особые условия (другая продолжительность занятий, меньшее количество детей в группе) или учителя, которые профессионально подготовлены для эффективной работы с такими детьми в обычном классе.

4. Учителя, как правило, не готовы работать с детьми, у которых есть различные особенности, не имеют соответствующей квалификации и навыков работы с такими детьми, не знают, что делать с девиантными детьми, но, как правило, именно они становятся крайними в конфликте всех со всеми. Кстати, если один из детей совершит в отношении другого серьезное преступление, отвечать по закону будет именно учитель.

5. У школы нет средств на тьюторов – специальных педагогов, сопровождающих детей с особенностями развития все время их пребывания в школе и прилагающих максимум усилий для их адаптации в школе. Школа обычно не имеет возможности создать необходимые таким детям условия – в частности, так называемую ресурсную среду, где ребенок может отдохнуть, если он не может больше находиться на уроке. Школа не инициирует проведение специальных тренингов и обучающих занятий для учителей, которые могли бы им помочь в работе с этими детьми.

6. Школе крайне невыгодно, чтобы ребенок оказался на учете комиссии по делам несовершеннолетних: она тогда теряет баллы и опускается в рейтинге, поэтому она старается этого всеми силами избежать.

7. Родители других детей, как правило, не понимают, что можно в этой ситуации сделать, школа не предоставляет им никакой информации, поэтому они видят только один выход – выгнать этого ребенка куда подальше, в лучшем случае спихнуть его в параллельный класс. Но для остающихся детей, как это ни удивительно, такой выход может оказаться наихудшим, потому что коллектив, убедившись в том, что он способен выталкивать инородное тело, после этого ищет новую жертву. Кроме того, только профессионалы могут определить, может ли ребенок обучаться в классе с другими детьми или его состояние требует особых условий.

8. Родители проблемного ребенка, как правило, быстро понимают, что у школы «нет методов против Кости Сапрыкина», и занимают позицию «а нас все устраивает» или «сами виноваты». Они не являются на комиссии, не реагируют на звонки администрации и других родителей, не ходят к психологу и не дают свое добро на работу психолога с ребенком.

9. На самом деле, такая ситуация требует тщательной и заинтересованной совместной работы всех участников конфликта – и родителей пострадавших детей, и родителей проблемного ребенка, и психолога, и администрации, и социального педагога, и, возможно, представителей комиссии по делам несовершеннолетних, — но, как правило, одна или несколько сторон саботируют эту работу.

Все это, а также тот факт, что ситуация повторяется из школы в школу, говорит о том, что в системе есть серьезная системная ошибка, требующая четких алгоритмов решения. Но что можно сделать, пока их нет?

Родителям пострадавших детей – требовать от школы соблюдения закона «Об образовании» в той его части, которая возлагает ответственность за безопасность детей в образовательном учреждении на администрацию школы. Обычно школа вспоминает об этом, когда кто-то из детей попадает в травмпункт, откуда автоматически сигнал о травме в учебное время поступает в полицию, и в школу приходит полиция.

Если ситуация тяжелая, если ребенок представляет реальную угрозу для здоровья и жизни детей и систематически мешает учебному процессу, если родители проблемного ребенка демонстративно игнорируют просьбы родителей и администрации принять участие в решение этой проблемы, родители других детей могут требовать от администрации школы обратиться в органы опеки с информацией о том, что родители ребенка не выполняют свои прямые родительские обязанности – естественно, обосновывая все это описанием эпизодов.

Школа также может настаивать на проведении психолого-педагогической комиссии, освидетельствующей ребенка на предмет его способности к обучению в обычных школьных условиях. Родители могут требовать от школы предоставления этому ребенку тьютора, осуществляющего контроль именно за этим ребенком и прилагающего усилия к его адаптации в классе.

“У нас зависла работа с детьми с девиантным поведением”

Евгений Бунимович, уполномоченный по правам ребенка в г. Москве:

К нам нередко обращаются с такими проблемами, и это одна из тех ситуаций, где мы не можем дать четкий алгоритм, потому что все зависит от конкретных обстоятельств и ситуации, нет универсальной палочки-выручалочки, которая может вывести из этой ситуации. Но обращаться, конечно, нужно не в органы опеки и попечительства, потому что они занимаются вопросами, связанными с детьми, у которых нет родителей и замещающих их лиц, а в комиссии по делам несовершеннолетних, они рассматривают такого рода вопросы.

У школы действительно не так много механизмов воздействия на ситуацию: она может только рекомендовать родителям такого ребенка работу с психологом и прохождение медико-психолого-педагогической комиссии, но не более того. Однако школа и родители в Москве могут другое – обратиться в Городской психолого-педагогический центр Департамента образования.

В рамках этого центра действует центр «Перекресток», который и занят рассмотрением такого рода конфликтов. Они оценивают и анализируют ситуацию, у специалистов есть возможность пробыть целый день на уроках, и по результатам наблюдений дать профессиональные рекомендации. Возможно, учитель в том классе, где происходит конфликт, искренне пытается наладить отношения между детьми, но совершает психолого-педагогические ошибки, может, у него отсутствует контакт с детьми. Они работают профессионально, их деятельность вызывает уважение.

Еще одна рекомендация – когда возникают такие ситуации и перспективы их разрешения могут быть самыми разными, нужно все документировать.

Мы сталкиваемся с тем, что когда к нам приходят и говорят о бездействии родителей ребенка, об обращении в администрацию школы, но никаких подтверждающих это документов нет. Я понимаю, что это формализм и бумажная волокита, но без этого невозможно ничего доказать. Должно быть задокументировано: обращались – администрация ничего не сделала, родители не отреагировали, даты, печати. К сожалению, когда такой вопрос, общение может быть в самых разных инстанциях, и когда все задокументировано, это выглядит гораздо убедительнее. И нам тогда намного проще куда-то обращаться, спрашивать, показывать – вот, смотрите, родители обращались туда и сюда, но ничего не изменилось.

Читайте также:  Голливудские пары рассказывают, как они встретились в первый раз

Я однозначный сторонник инклюзии и много ее проводил, и даже первую инклюзию я ввел в законодательство, но все-таки нельзя перегибать палку. С одной стороны, правильно, что разные дети должны быть вместе, а не существовать в отдельном загоне, но с ними либо должен быть профессиональный специалист, который знает, как работать с такими детьми, либо их следует выводить на инклюзию, когда уже пройдены какие-то этапы, адаптировавшие их к обычным условиям обучения.

У нас, к сожалению, зависла работа с детьми с девиантным поведением. Это должен быть целый комплекс мер – и летнее воспитание, и специальная школьная работа, но сейчас этого нет. Нет и специальных школ, которые были раньше. Нет летних лагерей для детей с девиантным поведением – если посмотреть список лагерей в этом году, то есть множество разных специализаций – для детей-сирот, для детей из социально неблагополучных семей и так далее, но для детей с девиантным поведением нет. И для них, к сожалению, нет специальной программы. И специальная работа с девиантным поведением – вопрос, который завис в связи с объединением школ.

Надеюсь, что ему наконец будет уделено внимание – такое же, как в случае с ребятами-инвалидами. И в том, и в другом случае должна быть специальная работа с ними в рамках общей школы. Вы привели ребенка с проблемами в общий класс, но это не значит, что ему не требуется реабилитация. Да, такие дети могут учиться в общей школе, но если с ними проводится специальная работа.

«Все стояли и смотрели». Школьник спас тонущего ребёнка

«Саша плавать не умеет»

Артём Сивсковский вместе со своей мамой живёт в Кондратово, но лето проводит у бабушки в селе Большая Уса. Там у него есть друзья, с которыми в тот солнечный июльский день он отдыхал на берегу пруда. Крутой берег закован в бетон, у воды — труба, на которую иногда забираются отдыхающие, чтобы с брызгами прыгнуть в пруд.

«Я шёл по трубе и увидел в воде мальчика, — рассказывает Артём. — Его течением прибило к решётке, которая не даёт мусору из пруда попадать в слив. Сначала я подумал, что мальчик задерживает дыхание, потом он чуть-чуть перевернулся, и я увидел, что у него губы синие, а изо рта идёт пена. Я решился прыгнуть».

Артём ещё не понял, что произошло с мальчиком, но было ясно, что ребёнку срочно нужна помощь. Взрослых на берегу не было.

Артём со спортом дружит, раньше он занимался плаванием, ходил в бассейн. Ему не составило труда доплыть до мальчика, нырнуть за ним и начать движение к берегу.

«Мальчик тяжёленький, я его достать не могу, а поверхность на берегу скользкая, — продолжает рассказ Артём. — Все стоят, смотрят, а у меня вытащить не получается. Я начал кричать, чтобы помогли. В конце концов, вытащили, до поляны не стали нести, положили прямо тут же на бетон. Нам было уже не до этого, надо было что-то делать».

Ребёнок не дышал. У Артёма в голове проносились мысли: «Что делать?». Он очень боялся, что мальчик не очнётся. Правильное решение пришло быстро: юноша начал давить мальчику на грудь, откачивая воду из легких. Времени потребовалось немного, всего несколько секунд. Артём говорит, что уроки ОБЖ в школе не так помогли ему, как картинки о том, как помочь утопающему, которые он видел в интернете.

«Слышу — вода поднимается. Понимаю, что сейчас выйдет. Так и произошло, — рассказывает Артём. — Он сплюнул воду, очнулся, пришёл в себя».

Друг Артёма звонил в скорую помощь, но в то время машины в деревне не было, она находилась на вызове в другом населённом пункте.

Скорая помощь так и не приехала в Большую Усу. К месту происшествия вызывали местного фельдшера, которая в этот день не дежурила. К этому времени ребёнок пришел в себя. Уже позже фельдшер сказала бабушке Артёма, что если бы юноша не поспешил на помощь, то 10-ти летнего Сашу (имя изменено) было бы уже не спасти.

Родители ребёнка были на работе, когда им сообщили о случившемся. Пострадавшего мальчика домой увезли соседи, друзья семьи. О том, как он оказался в воде, и что же именно произошло, Саша Артёму не рассказал. Они не были знакомы раньше, и после июльских событий друзьями не стали, хотя несколько раз виделись. Саша и его мама поблагодарили Артёма за спасение.

«Саша плавать не умеет. Он ходил или сидел на трубе, а потом поскользнулся, видимо, и неудачно упал», — предполагает мама Артёма Светлана.

«Скромный парень»

О произошедшем на берегу пруда ни Артём, ни его бабушка не стали говорить маме. В июле, пока сын гостил в Большой Усе, она уехала в отпуск. О подвиге Светлане сообщила мать спасённого ребёнка.

«Я приехала с юга, только пришла домой после поезда и тут мне звонит мама Саши. Она начала благодарить меня за сына. Сначала у меня был шок. А я ещё думаю, почему Артём и его бабушка не звонят мне, не спрашивают, как я доехала?», — признаётся Светлана.

Она предполагает, что Артём не стал звонить, чтобы её не волновать, а хотел рассказать, когда мама приедет в Большую Усу. Ждать оставалось не так долго: происшествие на пруду было накануне её приезда.

«Я растерялся, не до этого было», — смущённо говорит Артём.

«Он парень очень скромный, много о себе говорить не любит», — улыбается классная руководитель Артёма Нина Пастухова.

Уже приехав в деревню, Светлана начала расспрашивать сына о том, что же произошло. Артём был немногословен, а вот его бабушка, первой в семье узнавшая о подвиге внука, пересказывала события, стараясь не упускать подробностей.

«Моя мама даже заплакала, когда рассказывала. А потом и я заплакала. У меня было такое удивление, а затем — гордость, что мой ребёнок так поступил», — признаётся Светлана.

На следующий день после происшествия на пруду, Артёма пригласили в сельскую администрацию, где вручили благодарственную грамоту. В конце августа мать спасённого Саши позвонила в Кондратовскую школу, где учится Артём и рассказала о его подвиге. Если бы не этот звонок, то никто бы и не узнал о поступке. Она же сообщила в ГУ МЧС по Пермскому краю.

«Такое чувство было, прямо мурашки по коже пошли, — вспоминает, как узнала о подвиге своего ученика Нина Пастухова. — Слёзы. Тем более, мама спасённого мальчика позвонила».

И сейчас, рассказывая об Артёме, Нина Пастухова заметно взволнована.

«Что мы могли от школы сделать? Написали благодарственное письмо маме Артёма. А потом мне звонили из администрации Кондратово. Оказалось, в МЧС запросили всю информацию на него для награждения. Но оно будет не скоро, все документы через Москву делают».

О поступке Артёма узнали выпускники Кондратовской школы. Они предложили Нине Пастуховой отправить заявку на соискание «Премии МИРа (Молодёжь — Инициатива — Развитие). Заявка вышла в финал и в ноябре Артём и Нина Пастухова поедут на церемонию премии в Санкт-Петербург.

«Было голосование на сайте, — объясняет классная руководитель. — Мы провели линейку, чтобы рассказать школьникам об Артёме и попросить за него проголосовать. На линейке была тишина. Внимательнее всех слушали 6-7 классы, самый восприимчивый возраст».

«Так должен поступать каждый»

«Артёму нравится заниматься спортом, — рассказывает о сыне Светлана. — Он уже четвертый год занимается пожарно-прикладным спортом. Сейчас увлёкся борьбой. Ему хочется накачать мышцы».

«Пытаюсь строить спортивную карьеру, — говорит Артём. — Мне нравятся смешанные единоборства, с детства занимался дзю-до. В пожарно-прикладном спорте очень хороший тренер, заниматься нравится, но в МЧС идти передумал, это довольно опасная работа».

О карьерных планах Артём пока не задумывается. В этом году ему предстоит сдавать ОГЭ, он выбрал физику и обществознание, потому что они нужны для поступления во многие колледжи. Любимый предмет Артёма — обществознание.

«Люблю рассуждать, узнавать про политику, но становиться политиком не хочу. В школе никакой активной деятельностью не занимаюсь. Только учёба и спорт», — говорит Артём.

«Он везде участвует! В эстафетах, мероприятиях. Очень отзывчивый парень», — характеризует Артема его классный руководитель Нина Петухова.

«Мама с детства подталкивала меня на хорошие поступки, помогала мне, воспитывала во мне лучшие качества, чтобы я был порядочным, ответственным, смелым и добрым. Считаю, что так, как поступил я, должен поступать каждый честный гражданин нашей Родины», — цитирует Артёма сайт премии.

Ссылка на основную публикацию