Интервью с Аленой Лазуткиной или Теневая сторона книжного бизнеса - Svadba-Narofominsk.ru
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (пока оценок нет)
Загрузка...

Интервью с Аленой Лазуткиной или Теневая сторона книжного бизнеса

Интервью с Аленой Лазуткиной или Теневая сторона книжного бизнеса

В библиотеке было тихо и удивительно. Тихо потому, что там действительно читали. И удивительно потому, что книгами там не пахло. Совсем. И только огромный талмуд дневников Энди Уорхола говорил – так и должно быть в библиотеке. Тихо, мягко, светло и удивительно. Ведь не каждый день встречаешься там с издателем, который носит очки Джона Леннона и пшеничные по форме и цвету волосы.

С конкретным таким издателем, который полистав Энди Уорхола сказал:
– Идем в другое место, походящее по громкости.

Потому что с издателем всегда есть о чем поговорить, и это не только ранние песни Грин Грей.

– С Гринами я бы, конечно, и дальше работала, – сказала Алена, бывший креативный продюсер группы, – но книги взяли свое. Тем более, что это вся моя сознательная жизнь и первая работа. До сих пор помню свой магазин, – сказала она, а я вспомнила себя в 18 и посмотрела на Алену еще раз. Мне было интересно, изменилась ли она с тех пор. Казалось, что нет – такими рождаются. Уверенными в себе, с прямолинейным взглядом и дорогами, ведущими только вперед. На свой первый семинар по продюсированию. Книжному.

– Новые клиенты пришли как раз после этого семинара, и совмещать уже не хватало времени. Тогда же я решила уйти из группы. Но не из профессии. Потому что продвижение в книгах и шоу-бизнесе – это практически одно и то же. С поправкой на продукт, который похож на скоропортящийся йогурт. А все из-за трендов.

Никогда не сравнивала книги с йогуртом, но раз речь о трендах – все объяснимо.

– Жизнь книжного проекта довольно коротка, – говорит Алена, – поэтому к выходу книги нужно готовить аудиторию, саму книгу и автора. Но хоть я и работаю только с современными авторами, ставку на время все же делаю. Например, я уверена, что Тамрико Шоли будет популярна и через 100 лет. Все потому, что ее тема – всегда будет актуальна.

– С другой стороны, – продолжает Алена, – раскручивать книгу без автора бесполезно. Поэтому всем без исключения писателям я советую пройти базовый курс по актерскому и ораторскому мастерству. Пригодится.

Актерское мастерство для писателя. Возможно, это новый тренд? Любопытно.

– Нет, я не придумываю новый образ и не создаю героя, – поясняет Алена, – я лишь украшаю то, что есть. Писатель не актер, но презентовать себя и свой продукт должен уметь. Хочешь быть популярным – будь. Тем более, что максимальные продажи происходят все-таки в офлайне.

– Я уверена, что любое искусство должно приносить адекватный доход, – продолжает Алена, – Мне не импонирует правило голодного художника. И сегодня авторы вполне могут этот доход себе обеспечить, – ее открытые жесты свидетельствуют – все дороги открыты.

– Автор должен быть активным, – говорит она, – не только в писательстве, но и в жизни. Писать в стол уже не модно. Аудитория тоже всегда найдется, – Алена делает утверждающий жест головой, – Ну или я ее найду, – смеется она.
Получается, писать может каждый? – спрашиваю я. – Любой текст можно сделать читабельным, – отвечает Алена, – для этого есть редакторы и корректоры. И даже идея может не быть уникальной. Главное – конечный продукт, – говорит она, а я думаю о классиках, которых читает уже столько поколений. Разве они думали тогда о продукте?

– Я хочу сделать чтение популярным, – говорит Алена, – это моя цель и мечта. В конце концов, ВВП страны зависит от среднего уровня IQ населения – так говорят исследования. А о каком интеллекте можно говорить, когда сегодня книги с рецептами и консервацией продаются лучше всего?

О консервации я не знала, но у Алены все данные в цифрах, поэтому сомневаться не приходится.

– Я хочу, чтобы люди читали. Хочу, чтобы писали. Чтобы зарабатывали деньги на своем творчестве, потому что это правильно. Это логично, – говорит она и это действительно так.

– Книг для всех не бывает, – продолжает она, – поэтому на каждый продукт, на каждую книгу найдется свой покупатель. Или я его найду, – снова улыбается она, а я представляю мир, где у каждого будет своя персональная книга. Как пропуск на литературный остров.

– Литературный остров уже сегодня – моя цель, – говорит Алена и глаза ее горят. Еще бы – это даже звучит особенно. Как отдельное государство. На таком оторванном кусочке суши, где можно потеряться и найтись заново. Где-то между мостами, которые соединяют берега.

– Там будет библиотека, – мечтает Алена, – конечно же, издательство с нужными мощностями, ивент пространство для проведения форумов и фестивалей. Киев должен стать литературной столицей, – говорит она, и я ничуть не сомневаюсь, что так все и будет.

Достаточно посидеть с Аленой рядом и уже готов своими руками закладывать кирпичи нового издательства. Того, что будет печатать тысячи тиражей. И никакой критики.

– В нашей стране критиков вообще нужно убивать, – рассуждает Алена, – подумать только, они тратят дни на прочтение книги, которая им не нравится, а потом часы на описание причин почему. Это вместо того, чтобы отложить книгу и взять другую. Ту, что нравится. Это вредит не только конкретно нам, нации неуверенных в себе людей, которая только начинает писать и читать свое, украинское, но и глобальному положению вещей, – говорит она, – зачем распространять негатив, которого и так хватает.

– Если бы люди тратили свою негативную энергию на реальные проекты, мир уже давно был бы лучше, – продолжает Алена, и я не могу не согласиться. Лучше помогать советом, чем писать разгромные статьи, – думаю я, а Алена подтверждает, – Критиковать на этапе согласования – уместно. Рукопись это начальный вариант книги. На этом этапе есть редактор и гибкость писателя, мое мнение. Но в любом случае – если автор хочет описать именно этот смысл, именно такой фразой – он имеет на это право. И есть люди, имеющие право читать этого автора или не читать – выбор каждого, – объясняет она и я снова согласна.

Это прекрасно – иметь выбор. В литературе и в жизни. В кино.

– Мы плавно идем к тому, что короткометражки становятся популярнее кино, – говорит Алена, – так вот следующими должны стать книги, – уверяет она, – Еще 3 года назад о подобном нельзя было и мечтать, а сегодня я уже говорю об этом открыто. Уже вижу, как это происходит.

Ее глаза снова горят этим определенным цветом. Цветом уверенных надежд. Таким цветом, наверное, горели глаза и Энди Уорхола, который превратил искусство в бизнес-арт и создал свою матрицу, позволявшую поставить изображения на коммерческую основу.

– Да, именно о такой себе я и думала в 14, – говорит Алена, поправляя место на рубашке, где мог бы быть галстук. – И даже интерьерные планы сбылись, – улыбается она так по-мужски, но так по-женски. По-лазуткински, это очевидно. Эту харизму и стиль ни с чем не перепутать. Поэтому эта история только начинается.

Авторы и читатели, готовьтесь! Ведь чтением йогурт не испортишь.

Интервью с аленой лазуткиной или теневая сторона книжного бизнеса

Автор: xboxtra · Опубликовано 28.02.2013 · Обновлено 29.05.2018

В библиотеке было негромко и страно. Негромко вследствие того что в том месте вправду просматривали. И страно вследствие того что книгами в том месте не пахло.

Совсем. И лишь громадный талмуд дневников Энди Уорхола сказал — так и должно быть в библиотеке. Негромко, мягко, светло и страно.

Так как не каждый день видишься в том месте с издателем, что носит очки Джона Леннона и пшеничные по форме и цвету волосы.

С конкретным таким издателем, что полистав Энди Уорхола сообщил:

— Идем в второе место, походящее по громкости.

По причине того, что с издателем неизменно имеется о чем поболтать, и это не только ранние песни Грин Грей.

— С Гринами я бы, само собой разумеется, и дальше трудилась, — сообщила Алена, бывший креативный продюсер группы, — но книги забрали собственный. Тем более, что это вся моя первая работа и сознательная жизнь. До сих пор не забываю собственный магазин, — сообщила она, а я отыскала в памяти себя в 18 и взглянуть на Алену еще раз. Мне было весьма интересно, изменилась ли она с того времени. Казалось, что нет — такими рождаются.

Уверенными в себе, с дорогами и прямолинейным взглядом, ведущими лишь вперед. На собственный первый семинар по продюсированию. Книжному.

— Новые клиенты пришли именно затем семинара, и совмещать уже не хватало времени. Тогда же я решила уйти из группы. Но не из профессии.

По причине того, что продвижение в книгах и шоу-бизнесе — это фактически одно да и то же. С поправкой на продукт, что похож на скоропортящийся йогурт. А все из-за трендов.

Ни при каких обстоятельствах не сравнивала книги с йогуртом, но раз обращение о трендах — все объяснимо.

— Жизнь книжного проекта достаточно мала, — говорит Алена, — исходя из этого к выходу книги необходимо готовить аудиторию, автора и саму книгу. Но хоть я и тружусь лишь с современными авторами, ставку на время все же делаю. К примеру, я точно знаю, что Тамрико Шоли будет популярна и через 100 лет.

Все вследствие того что ее тема — постоянно будет актуальна.

— Иначе, — продолжает Алена, — раскручивать книгу без автора безтолку. Исходя из этого каждому писателям я рекомендую пройти базисный курс по актерскому и ораторскому мастерству. Понадобится.

Актерское мастерство для писателя. Быть может, это новый тренд? Любопытно.

— Нет, я не придумываю новый образ и не создаю храбреца, — поясняет Алена, — я только украшаю то, что имеется. Автор не актер, но презентовать себя и собственный продукт обязан мочь. Желаешь быть популярным — будь.

Тем более, что большие продажи происходят все-таки в офлайне.

— я точно знаю, что любое мастерство должно приносить тождественный доход, — продолжает Алена, — Мне не импонирует правило голодного живописца. И сейчас авторы в полной мере смогут данный доход себе обеспечить, — ее открытые жесты свидетельствуют — все дороги открыты.

— Создатель должен быть активным, — говорит она, — не только в писательстве, но и в жизни. Писать в стол уже не модно. Аудитория также постоянно найдётся, — Алена делает утверждающий жест головой, — Ну либо я ее отыщу, — смеется она.

Получается, писать может любой? — задаю вопросы я. — Любой текст возможно сделать читабельным, — отвечает Алена, — для этого имеется корректоры и редакторы. А также мысль может не быть неповторимой. Основное — конечный продукт, — говорит она, а я думаю о классиках, которых просматривает уже столько поколений.

Читайте также:  Мифы о пенисе, из которых давно пора вырасти

Разве они думали тогда о продукте?

— Я желаю сделать чтение популярным, — говорит Алена, — это моя цель и мечта. В итоге, ВВП страны зависит от среднего уровня IQ населения — так говорят изучения. А о каком интеллекте возможно сказать, в то время, когда сейчас книги с консервацией и рецептами продаются оптимальнее ?

О консервации я не знала, но у Алены все данные в цифрах, исходя из этого сомневаться не приходится.

— Я желаю, дабы люди просматривали. Желаю, дабы писали. Дабы получали деньги на своем творчестве, по причине того, что это верно.

Это логично, — говорит она и это вправду так.

— Книг для всех не бывает, — продолжает она, — исходя из этого на любой продукт, на каждую книгу найдется собственный клиент. Либо я его отыщу, — опять радуется она, а я воображаю мир, где у каждого будет собственная персональная книга. Как пропуск на литературный остров.

— Литературный остров уже сейчас — моя цель, — говорит глаза и Алена ее горят. Еще бы – это кроме того звучит особенно. Как отдельное государство.

На таком оторванном кусочке суши, где возможно потеряться и найтись заново. Где-то между мостами, каковые соединяют берега.

— В том месте будет библиотека, — грезит Алена, — конечно же, издательство с нужными мощностями, ивент пространство с целью проведения форумов и фестивалей. Киев будет литературной столицей, — говорит она, и я никак не сомневаюсь, что так все и будет.

Достаточно посидеть с Аленой рядом и уже готов собственными руками закладывать кирпичи нового издательства. Того, что будет печатать тысячи тиражей. И никакой критики.

— У нас критиков по большому счету необходимо убивать, — рассуждает Алена, — поразмыслить лишь, они тратят дни на прочтение книги, которая им не нравится, а позже часы на описание обстоятельств из-за чего. Это вместо того, дабы отложить книгу и забрать другую. Ту, что нравится.

Это вредит не только конкретно нам, нации робких в себе людей, которая лишь начинает писать и просматривать собственный, украинское, но и глобальному положению вещей, — говорит она, — для чего распространять негатив, которого и без того хватает.

— Если бы люди тратили собственную негативную энергию на настоящие проекты, мир уже давно был бы лучше, — продолжает Алена, и я не могу не дать согласие. Лучше помогать советом, чем писать разгромные статьи, — думаю я, а Алена подтверждает, — Осуждать на этапе согласования – уместно. Рукопись это начальный вариант книги. На этом этапе имеется гибкость и редактор писателя, мое вывод.

Но в любом случае — в случае если создатель желает обрисовать этот суть, как раз таковой фразой — он имеет на это право. И имеется люди, имеющие право просматривать этого автора либо не просматривать — выбор каждого, — растолковывает она и я опять согласна.

Это замечательно — иметь выбор. В литературе и в жизни. В кино.

— Мы медлено идем к тому, что короткометражки становятся популярнее кино, — говорит Алена, — так вот следующими будут книги, — уверяет она, — Еще 3 года назад о подобном не было возможности и грезить, а сейчас я уже говорю об этом открыто. Уже вижу, как это происходит.

Ее глаза опять горят этим определенным цветом. Цветом уверенных надежд. Таким цветом, возможно, горели глаза и Энди Уорхола, что перевоплотил мастерство в бизнес-арт и создал собственную матрицу, разрешавшую поставить изображения на коммерческую базу.

— Да, как раз о таковой себе я и думала в 14, — говорит Алена, поправляя место на рубахе, где имел возможность бы быть галстук. – А также интерьерные замыслы сбылись, — радуется она так по-мужски, но так по-женски. По-лазуткински, это разумеется. стиль и Эту харизму ни с чем не перепутать.

Исходя из этого эта история лишь начинается.

читатели и Авторы, подготовьтесь! Так как чтением йогурт не сломаешь.

Проповедник ИгЛа (стих Рогова Владимира Егоровича)

Интервью с Аленой Лазуткиной или Теневая сторона книжного бизнеса

Елена Лазуткина – книжный продюсер с остроумным подходом и креативными идеями, директор Brand Book Publishing. Мы поговорили о провокационных проектах, литературных конкурсах и взаимосвязи секса и книг.

Как ты понимаешь, что проект или начинающий автор будет успешен?

В первую очередь автор должен быть Личностью. Я не издаю книги, пока не встречусь с писателем лично. Для меня автор – это сочетание активной жизненной позиции, живого, интересного ума, который, соответственно, укладывается в книгу.

Чаще всего, чтобы написать текст, который мне понравится, уже нужно быть личностью. Сложно придумать витиеватый сюжет, который будет интересен людям, если автор не осведомлен в современных тенденциях. Можно продолжать писать тексты о трамваях и каких-то селах, но вряд ли продажи покажут высокий уровень.

Как понять, что на автора не стоит тратить время?

У меня есть конкурс краткой прозы, в рамках которого, я читаю любые три рассказа, присланные автором. Да, я делаю это достаточно медленно, но читаю всё. На данный момент я прочла больше 150 рассказов от 100 авторов. На это ушло больше, чем полгода. Это опять-таки из-за графика.

Благодаря этому я нашла для себя 4-5 новых имен. Пока до сотрудничества еще не дошло, держу этих ребят в резерве. И, вообще, в ближайший год не буду искать большие романы, потому что хочу выполнить ряд задумок, которые приберегла для 2018 год.

Как молодому автору определиться с темой для рассказа?

Писать нужно от сердца. Любой наиграный текст, любая фальшь чувствуется интуитами. Все духовные практики твердят, что на все вопросы подсзонание и тело дает ответ. Если брать этот аспект ко вниманию, то всё что искренне и честно всегда будет нести свет. Как только ты придумываешь или пытаешься подстроиться под тенденции, то все идёт не так. Конечно, только если ты не блогер, которому не составит труда за пару минут написать классный пост о чем-то насущном.

Да и пока ты напишешь книгу и издашь её, эта тема уже перестанет быть актуальной. Я не знаю ни одного автора, достигшего хотя бы среднестатистического успеха, который бы писал о том, что сейчас актуально. Нет, скорее писатель сам задает тренды, чем следует им.

Возможно ли из блогера перерасти в писателя?

Конечно, также и писатель может перерасти в блогера. Если ты блогер и круто пишешь, то можешь за 3-5 лет иметь миллионы подписчиков, а книга издается тысячными тиражами. Одна из моих теорий состоит в том, что главное в продаже книг – это кредит доверия к автору со стороны читателя.

Вы покупаете книги по двум причинам: либо это импульсивная покупка, либо вы идете за конкретным материалом, который вам посоветовали. Я бы, в принципе, не разделяла активность в социальных сетях и писательский труд. Сейчас для поддержания имиджа не быть блогером невозможно.

Как возникла идея литературного острова, такого себе “творческого Диснейленда”?

Скорее эта мечта, сформировавшаяся в идею, которую я впервые озвучила лет пять назад. Мне всегда хотелось мини-книжный городок. Я считаю, что главной победой на данный момент является то, что меньше людей воспринимает “Остров” как шутку.

Даже если бы мне завтра дали все деньги мира, я понимаю, что к острову еще не готова. Но где-то лет через 10 вижу этот остров, где сосредоточен полный продакшн книжного характера, в котором декор и декорации, дизайн и идея, графика и изображение, Личности и профессионалы, в общем, Искусство во всех проявлениях является важной частью. Потому что автора нужно подавать как конфету, в том свете и стиле, в котором ему комфортно.

Какой, по-твоему мнению, проект самый успешный?

Самые успешные проекты – это те, о которых узнало большое количество людей. Из последних – это Книжный Кураж Базар. Но самым крутым, я считаю, само название “Книжный продюсер”, придуманное около трех лет назад. Я намеренно ухожу от фамилии, потому что без своей команды я – никто. Мне потребовалось много лет, чтобы собрать такую команду дизайнеров и редакторов, верстальщиков и книжников. Поэтому нельзя сказать, что продюсер – это я. Моя миссия – это быть идейным вдохновителем.

Взрослые чтения от книжного продюсера. Расскажи об этом проекте.

Взрослые чтения – это полуторачасовые чтения самых откровенных рассказов классиков и современников. В большинстве случаев – это отрывки из рассказов. Возможно, когда придет время очень-очень откровенных чтений, я возьму Алексея Толстого “Баня”. А сейчас это Чехов, Лев Куклин, Набоков, Анаис Нин и другие. Хочется создать что-то предельно откровенное, новые чтения планирую 3 февраля 2018 года и они будут проходить в масках – все будут в масках, даже гости.

Надеюсь, что это можно будет сделать совершенно новым форматом вечернего времяпрепровождения, в стиле “История О” или “С широко закрытыми глазами”. Возможно, даже удаться создать тусовку искушенных читателей. Место мы решили скрывать до последнего дня, подготовка уже началась.

Трудно назвать данный проект спектаклем, потому что это чтения. Но для каждого выступления предусмотрена своя фишка. Приоткрою занавес того, что уже проходило. Один из моих любимых и откровенных рассказов “Галчонок” Чехова, который читался под аккомпанемент шибари. С учетом того, что актеры отыгрывают только голосами – это получается очень эротично и интригующе.

Первые два книжные чтения были сделаны для того, чтобы посмотреть как воспримет публика: программа будет очень откровенная и тексты необходимо будет обыгрывать только голосами. Пришлось даже привлечь «юриста по порно», как я его назвала. Мы идём по тонким граням, но нигде не нарушаем закон.

Расскажи о выставке “Книги Ню”, которая проходила на Книжном Кураж Базаре.

На данный момент “Книги Ню” самый провокационный проект, вышедший в масс-маркет. Эта задумка возникла давно, учитывая мою любовь, к женской красоте и книгам. Поэтому событие не могло пройти мимо и тихо.

Сам Кураж был задуман как арт-фестиваль с миссией привлечения вниманания к чтению. Я, как книжный продюсер, знаю, что одним из инструментов популяризации есть провокация, поэтому данный проект стал олицетворением целого ряда мужских фантазий с книжной приправой. В этой серии “Книги Ню” акцент был сделан на ретро стиле, в дальнейшем планируем сделать fashion продакшн. Хочу развить этот проект до 50-60 снимков, на данный момент создано 9.

Ты занималась организацией и проведением презентаций книг и их авторов, среди которых оказался и Фредерик Бегбедер. Расскажи об этом.

На тот момент я работала маркетинговым директором книжного супермаркета, тогда это была одна из самых больших сетей по распространению книг. Как известно, у каждого автора в момент выхода бестселлера есть обязательная гастрольная программа от издателя. Поэтому это был единственный раз, когда Фредерика Бегбедера привезли бесплатно.

Читайте также:  6 способов усилить либидо

Он приехал один, без менеджера и агента. Первое, что о нем подумала – неорганизованный и ужасно пафосный человек. Я думаю, что он из тех людей, с кем невероятно весело дружить, но нереально работать. Как по мне, он уже потерял свою актуальность. Тогда он получил популярность на кокаиново-рекламном тренде со своей книгой “99 франков”. С годами он, конечно, меняется, но, к сожалению, остался заложником свого образа.

Секс и книги. Если ли взаимосвязь?

Как раз проводила исследование для своей статьи, в котором было утверждение, что самая сексуальная часть человека – это мозг. 60-70% опрошенных ответили – да, а остальные – ответили иначе, заставила задуматься “что такое мозг?”. Если посмотреть на Новодворскую и Вассермана, то трудно сказать, что их мозг вызывает сексуальное желание. Даже сама фраза Новодворской: “Секс – это занятие не слишком увлекательное. Это скучно: я читала” говорит о чем-то.

Все-таки мозг это не только эрудиция и какая-то база знаний, сексуально – это живой мозг, обладателем которого является профессионал своего дела с отличным чувством юмора, которое, кстати, заняло первое место среди опрошенных. И, вообще, как сказала моя любимая Лада Лузина: “Мозг мозгом, но если сексотипы сошлись, то, чтобы вы с мозгом не делали…”.

Для меня секс и книги – это sex(as visual), drugs(as books) & rock’n’roll (my projects). В нашей стране всегда смущаются говорить о делах интимного характера. А я, как истинный провокатор, как в имидже, так и в жизни, сразу решила: сочетание откровенности и интеллекта — лучшая дорожка. Литература позволяет мне углубиться в каждую тему, которая будет по-своему интересной и никогда не покажется скучной, а вскоре переключиться на новую книгу. Поэтому секс и книги – это два самых нескучных для меня дела.

Можно ли получить оргазм от книги?

С учетом того, что мужчины и женщины могут во время сна кончить или получить сексуальное удовольствие, то думаю, что можно. Все зависит от уровня либидо. У меня была подруга, которая читать не любила, но при этом книга в какой-то позе помогала ей мастурбировать. Книги же тоже можно воспринимать по-разному: заводит текст или книга как физический объект? Это риторический вопрос.

Книги и женщины. Женщины своей алогичностью. Для меня понятнее мужчины, но они не вдохновляют. И, повторюсь, меня вдохновляют Личности. Безусловно, как и многие, в первую очередь, обращаю внимание на стиль и улыбку, но если за этим нет личности, то всё зря.

Приходилось ли тебе кого-то добиваться?

Конечно. Я считаю, что любовь – это навык, которому необходимо обучаться. Я 6 раз пробовала строить семью, если бы не эти попытки, то я бы не понимала всего этого.

Однажды я посетила семинар Анны Богинской, которая познакомила меня с термином “псевдоадреналиновая любовь”. После этого поняла, что любовь и страсть в моей жизни во многом перемешались. Хотя, если честно, то я всё равно обожаю влюбляться, эти крылья обрезать невозможно.

Интервью с Еленой Лазуткиной проходило в одном из самых уютных ресторанов Киева – паста-баре Spaghetti.

Олег Тиньков: «Я вообще не очень сильно с кем-либо дружу»

Председатель совета директоров ТКС Банка Олег ТИНЬКОВ в интервью Елене ИЩЕЕВОЙ рассказал о том, с какой целью снимает свои «Бизнес-секреты», почему его банк создавался на продажу, может ли Интернет изменить Россию и каким он видит будущее своих детей.

— Олег, тебя уже привыкли искать в Сети, привыкли к регулярным передачам «Бизнес-секреты с Олегом Тиньковым». Ты сегодня банком занимаешься или телевидением?

— Все очень просто: эта передача — мое хобби и некая социальная миссия. Моя главная благотворительная программа. Я пропагандирую и развиваю предпринимательство в этой стране. Очень приятно получать письма, где молодые ребята рассказывают о своем бизнесе — как они, там, кроликов разводят или еще что-то. Я думаю, что моя передача уже сделала несколько тысяч предпринимателей в России. С одной стороны, это безусловное хобби, с другой, не занимает много времени.

Я делаю то, что могу в рамках небольших интернет-передач. На большие каналы меня никто не пускает. Пустили бы — я и туда с удовольствием бесплатно бы ходил, пропагандировал. Считаю, что каждый должен заниматься своим делом в меру своих возможностей и способностей.

— Кстати, легко было договориться об интервью с Еленой Батуриной, которое вы снимали в Лондоне?

— Случай?

— Ну да. Номер мобильного мне дал один общий знакомый. Я ей позвонил, говорю: «Знаете, Елена Николаевна, мы в Лондоне транзитом на Антигуа — к Брэнсону летим брать интервью. Не хотели бы тоже, компания такая хорошая?» Она говорит: «Да с удовольствием». Вот и все. Один звонок — и она приехала.

— Тебе понравилась беседа?

— Мне да, очень. Раньше я был о ней худшего мнения. Она умная, энергичная тетка — в общем, я ей верю. Она достаточно крутая и умная — настоящий руководитель. Понятно, что такую империю она бы не построила никогда сама, но это уже…

— На презентации твоей книги я обратила внимание, что там практически не было лиц из банковского сообщества. Ты вообще с кем-нибудь дружишь из банковской тусовки?

— Я вообще не очень сильно с кем-либо дружу.

— Почему? С виду ты очень компанейский человек.

— Понимаешь, дружить — на это же время нужно. А где мне его взять? Кто в основном дружит — обрати внимание…

— Бездельники?

— Да, бездельники, которые либо на государственных ресурсах сидят, либо на трубе или еще где. У них много времени, и они дружат. У меня времени нет. Я в офисе нахожусь, как правило, с десяти утра до одиннадцати вечера. С десяти, потому что хотя бы по утрам очень хочется «подружить» с женой — вечером она уже спит, когда я прихожу. Соответственно, двенадцать часов в день я работаю. Когда дружить? У меня просто нет друзей, потому что нет времени. Хотя по выходным я встречаюсь со старыми друзьями. В Питере больше общаюсь…

— Тогда будем говорить о делах. Наличие инвестиционного меморандума, размещение евробондов — все это постоянно наводит на мысль, что банк готовится к продаже. Это так?

— Любой бизнес, который изначально делается не на продажу, — это неправильный бизнес. Ну, мы не берем уж совсем гениальные вещи типа Facebook. ТКС Банк создавался на продажу. Это банк чистый, четыре года его аудировала PricewaterhouseCoopers, в числе акционеров у него Goldman Sachs. По сути и деньги сейчас не особенно нужны, но евробонды, за счет которых мы привлекли в апреле 200 миллионов, — это некое построение кредитной истории. Все это делается для того, чтобы в конечном итоге к 2012 году провести IPO либо осуществить стратегическую продажу. Это бизнес, здесь ничего такого нет.

— Но во главе угла — твое лицо, твое имя. Ты считаешь, что после продажи банк не потеряет своих клиентов?

— Ну, я могу оставить 10% банка за собой, если кому-то это важно… Если мы проведем IPO, что по сути тоже продажа, у меня останется 40% или 50% акций. Мне не принципиален контроль, я не живу в этих парадигмах, в которых живут все русские люди, — чахнуть над златом. Мне нет смысла париться на эту тему. Я считаю, что менеджмент банка должен быть профессиональным и, чем меньше на него влияют акционеры, тем лучше.

— Я правильно понимаю, что банк сам находит своих клиентов?

— Мы несколько поменяли модель, благодаря тому что начали привлечение клиентов через Интернет. Раньше мы рассылали приглашения — выбирали клиентов, проверяли их. Теперь к нам может обратиться каждый желающий.

Я вообще уверен, что правильная стратегия — это умелая тактика. Я не заложник цифр и каких-то букв. Стало невозможным привлекать средства на рынках — мы начали привлекать депозиты. Будет невозможно выдавать кредитные карточки — будем выдавать кредиты наличными. Станет невозможно это — запустим автокредиты. Будет популярна и выгодна ипотека — начнем предлагать ипотеку. Сейчас я считаю, что самый выгодный бизнес, который существует на российском рынке, это кредитные карты. Мы ими и занимаемся.

— А депозиты запустили действительно потому, что нужно было фондирование?

— Ну да, это совершенно очевидно. Сейчас рынки снова открылись, мы провели два облигационных займа. А депозиты приостановили путем понижения ставки. Когда нам будут нужны депозиты, мы ставку опять поднимем — и деньги снова потекут. Но сейчас нам этого не надо, мы собрали 5 миллиардов за четыре месяца — и успокоились.

— Как будет строиться ваша тарифная политика в дальнейшем? Не планируете ли отменить, как многие другие банки, оплату за СМС-информирование по карточным операциям?

— Вообще не планируем. А с чего это мы должны ее отменять? Я считаю, для того чтобы иметь хороший продукт, за него надо платить. Бесплатно бывает только сыр в мышеловке. У нас — суперпродукт. Я был и в Южной Африке, и на сафари мы были с детьми, и у Брэнсона были на Некере (это вообще остров в Атлантическом океане). Процессинг идет моментально, СМС приходят мгновенно. Тут нам никто ничего предъявить не сможет, у нас отличный сервис. И он, конечно же, стоит нам денег. Мы сами за него платим, и, соответственно, потребитель тоже должен за него платить.

— В начале апреля ТКС Банк выпустил миллионную карту. Много ли среди них неактивных?

— Действительно, так повелось, что в России принято считать именно выпущенные карты. Но наша модель уникальна тем, что клиенты к нам обращаются за картой сами, то есть она им нужна. В других моделях карту, как правило, посылают по почте или еще навязывают. Она, может быть, и не очень-то будет востребована. Соответственно, у нас процент активации очень высокий, в итоге активируется порядка 85% всех выпущенных карточек.

— Вы продаете проблемные долги или пытаетесь возвращать их самостоятельно?

— Мы ничего не делаем такого, что не делают другие. Ну да, и продаем тоже…

— А к коллекторам обращаетесь?

— Да, мы им и продаем, и отдаем на комиссию. И сами работаем с проблемными долгами — у нас есть целый отдел, который занимается софт-коллекшн, в нем 200 человек. Мы делаем все, что делают другие. Ну, может быть, продаем чуть более агрессивно, чем другие. Потому что долги либо возвращаются в течение полугода, либо в течение полутора лет не платятся вовсе. Потом у человека меняется ситуация, и он начинает платить. Но чтобы этого дождаться, надо полтора года сидеть с этим долгом на балансе. Нам проще от него избавиться. Во-первых, мы продаем его дороже. Во-вторых, получаем деньги и не тратимся на обслуживание долга. Поэтому у нас достаточно чистый портфель и хорошие показатели.

Читайте также:  Топ-6 извращенных тенденций красоты

— У тебя уже есть планы по развитию следующего бизнеса?

— Очевидно, что это будет что-то, связанное с онлайном. Потому что все, что происходит онлайн, — это очень интересно, очень сексуально, так сказать, и круто. Каких-то больших идей у меня нет. Была мысль купить долю в Банки.ру, но меня тогда опередили. Может быть, еще какая-то идея появится. Но онлайн — это круто.

— Как ты считаешь, Интернет хоть чуть-чуть меняет жизнь в России?

— Не знаю, мне трудно сказать. В странах, где население молодое, возможно, и меняет. В России преобладает пожилое население, которое не имеет доступа к Интернету. Поэтому с политической точки зрения он у нас ничего не меняет.

— Олег, а твои дети учатся в России или за рубежом?

— Моя дочь учится в школе в Оксфорде, а двое сыновей — здесь, в России.

— Ты их будущее видишь здесь или там?

— Думаю, что там. Я предприниматель, бизнесмен, прожил шесть лет в Штатах, у меня вид на жительство в Италии. Я вообще человек мира! У меня дети говорят на трех языках, а Даша — на четырех. И то, что мои дети будут там, меня не смущает и не страшит.

Меня смущает другое — то, что самые-самые высокие руководители нашей страны тоже все хотят, чтобы их дети были там. не люди мира, они — голкиперы, они должны страной заниматься. Но они отправляют детей за границу — и сразу становится понятно, как они занимаются своей страной.

Мы дома говорим только по-русски, читаем русскую литературу. Мы русская семья, мы были, есть и останемся русскими. Но я бы не хотел, чтобы мои дети жили в России.

— А если вдруг Россия изменится?

— Тогда я, может, поменяю свою точку зрения.

Forbes взял интервью у Лазуткина-младшего, который находится в федеральном розыске

Дмитрий Лазуткин Фото: www.tadviser.ru

Журнал Forbes опубликовал интервью с сыном экс-министра здравоохранения Забайкальского края Михаила Лазуткина, который осужден за взятки. Дмитрий Лазуткин находится в федеральном розыске, как соучастник по делу отца.

«Я человек далекий от всех этих криминальных историй. А тут по всем каналам в Забайкалье крутят пресс-конференцию каких-то генералов на эту тему (задержание Михаила Лазуткина – прим.ред.), я обрывками узнаю, что происходит. Какие-то очные ставки, следственные действия», — вспоминает Лазуткин-младший в интервью Forbes по шифрованному каналу связи через даркнет.

Задолго до этого сын экс-министра и его друг основали компанию Medesk, которая успешно занималась созданием облачных платформ для небольших частных медицинских клиник. В марте 2018 года Дмитрий собирался заняться организацией нового раунда финансирования для Medesk и уже запланировал поездку в Лондон. Но в итоге сосредоточиться пришлось совсем на другом деле. В середине января 2019 года следователи приехали за предпринимателем в Москву, а в марте его объявили в федеральный розыск. С тех пор Лазуткин-младший находится в бегах, а его партнер по бизнесу Владимир Ковальский думает не о развитии компании, а о том, «как не утонуть», пишет Forbes.

«Ты хотел выпустить 25 новых функций, а выпускаешь только пять или десять. У тебя падает возможная доля рынка, ты не можешь продать продукт тем клиентам, которые хотели получить все функции сразу», – прокомментировал Ковальский длительное отсутствие технического директора, коим является Дмитрий Лазуткин.

Что же касается Натальи Каркуленко, на показаниях которой строится обвинительное заключение в отношении обоих Лазуткиных, то с ней, по словам Дмитрия, он был знаком поверхностно. Тогда как сама свидетель показала, что два раза передавала взятки бывшему министру через сына.

«На самом деле, я Каркуленко видел всего один раз. Это было в октябре 2014 года, но действительно встреча проходила в «Атриуме». Я точно помню, что это был октябрь, потому что мы сидели и рассуждали об октябрьской революции», — приводит свою версию Лазуткин-младший.

По его словам, накануне той встречи ему позвонил Алексеев (лучший друг отца и супруг Каркуленко – прим.ред.) и предложил поговорить о новом проекте — внедрении и перепрограммировании нового лабораторного оборудования в Забайкалье. На встречу пришла и Каркуленко.

Разговор длился примерно час, утверждает Дмитрий. «Я спрашивал, что за оборудование и так далее. Но у нас есть Medesk, у нас бизнес, поэтому я отказался. С Каркуленко я поздоровался и попрощался. Она почти всё время молчала», — настаивает он.

После той встречи Алексеев якобы звонил и просил Лазуткина-младшего перевезти в Читу «некий пакет». «Но на тот момент я не собирался лететь в Читу и отказался», — рассказал Дмитрий. Он утверждает, что ничего никогда не брал и не передавал отцу от Алексеева и Каркуленко.

Сама Каркуленко комментировать слова Лазуткина-младшего отказалась, пишет Forbes.

Дмитрий Лазуткин до сих пор находится в бегах.

Напомним, родственники экс-министра здравоохранения Забайкальского края Михаила Лазуткина написали в полицию заявление о пропаже его сына Дмитрия, который проживал в Москве. В августе 2018 года его объявили в розыск, как одного из обвиняемых по делу отца, но родственники Лазуткина считают, что молодой человек не скрывается от следствия, а похищен.

Ранее ZAB.RU писал об этом в материале «Уже было поздно, мой сын пропал». Интервью с Лазуткиным».

Напомним, Центральный районный суд Читы приговорил бывшего министра здравоохранения Забайкальского края Михаила Лазуткина к 12 годам колонии строгого режима и штрафу в 12 млн рублей. Его на 3 года лишили права занимать руководящие должности.

  • Даты по убыванию
  • Даты по возрастанию

Нарколог отметил вспышку потребления подобных веществ

Книги готовы к отправке

Продажу никотиновых «конфет» детям запретили в Забайкалье в конце 2019 года

«У вас не будет второго шанса, чтобы произвести первое впечатление»

Новогодние праздники позади, а площадь имени Ленина остается эпицентром красоты и развлечений краевой столицы. Елка все еще стоит в своем нарядном одеянии, будто не собирается никуда уходить. Волшебная иллюминация все так же наполняет вечера читинцев сказкой. Не перестают радовать горки. На них тоже полным-полно розовощеких ребятишек, особенно популярна самая высокая –та, что для детей от 14-лет. Еще недавно, подросток здесь легко мог получить травму, столкнушись на скорости с другими любителями адреналина. Но сейчас – риск доведен до минимума. На спуске с горки теперь стоят специальные «ловцы». « -Предложили поработать , я согласился. – Вам за это платят деньги? – сколько, если не секрет? – это секрет организации, конфиденциальная информация. Разглашать нельзя. – Ну вы так стоите целый день, да? -Мы стоим почти целый, с обеда и до вечера. Пока утром никого здесь, мы сильно не нужны». Стоят «помогаторы- контролеры» и на самой горке, наверху – они следят за очередью, чтобы не образовалась толпа. Дети счастливы. Мамы спокойны «Я думаю в этом году сделали хорошую горку . Во-первых, полосы разделительные сделали. И стоят контролеры- и наверху стоят, котролируют, куда сажать, и тут встречают детей, чтобы не сбивали друг друга. Замечательные горки – мы довольны» В комитете культуры Читы сообщили – так называемые «ловцы» будут работать на ледяных горках до конца января. А вот с иллюминацией и елкой придется проститься раньше. Уже на следующей неделе главную хвойную красавицу Забайкалья разберут на иголочки. Но успеть сделать селфи на фоне сияющих гирлянд еще можно. Гуля Алхасова, Ника Новак, Виталий Литвинцев, ЗабТВ

– «Здравствуйте. Хочу узнать по поводу приёма мусора. Стоимость, и когда можно будет привезти? – Смотря сколько кубов? – Там получается грузовик, примерно 4 куба. – Куб сто рублей». Запоминаем. Стоимость одного куба, неважно каких отходов, для обычного человека будет стоить 100 рублей. Для представителей СМИ цена значительно меняется. Например, нашей съёмочной группе предложили заплатить в два раза меньше. – «Как действует приёмка? Если бы сейчас машина приехала, как бы вы этот мусор забирали? Стоимость? Зависит ли это от объёма? Как это работает? – От объёма, сколько кубов привезут. – Какая стоимость? – 50 рублей куб». Ясно, что единственный документ-чек могут выдать здесь в форме товарного бланка. И цена на выброс мусора зависит от того, как клиент договориться с приёмщиком. На момент съёмки, на территорию заехал всего один автомобиль, но нам удалось выяснить, сколько стоило очередному клиенту избавиться от отходов. – «Сколько вы заплатили, чтобы выкинуть грузовик с мусором? – 150 рублей. – А какой-то чек дают? – Мне он не нужен». Прогулка съёмочной группы, (как оказалось по частной и закрытой территории), не понравилась сотрудникам пункта временного накопления отходов. Нас вежливо попросили убрать камеру и исчезнуть. – «Убери *** камеру свою. – Вы же сейчас начали комментировать. У вас покрышки рядом с золой. Это же может всё загореться. – Ты руку затолкай туда *** в эту золу! Она холодная эта зола. Ты чего такой тупой то? Я сейчас *** твою камеру ***! Владимир БАРИНОВ – руководитель инициативной группы по сохранению экологии: «Ликвидироваться зола должна в первую очередь в ямы, чтобы её ветром не раздуло. И должна быть на отдалённом расстоянии от общего мусора, потому что это в любой момент может загореться. А что мы здесь наблюдаем? Вот она горячая зола». Виктор СОЛОВЬЁВ – корреспондент: «Как гласит вывеска на заборе – эта территория предназначена для временного хранения ЖКО – жидких коммунальных отходов. Но по факту мы здесь видим и твёрдый бытовой мусор, и строительные материалы, и изношенные автомобильные покрышки. Всё это находится рядом с тлеющей золой. Эта свалка горела неоднократно. Есть риски, что возгорание может произойти вновь». Последний большой пожар эта свалка пережила 20 апреля 2019 года. Село Засопка окутал плотный дым тлеющих и горящих отходов. Владимир БАРИНОВ – руководитель инициативной группы по сохранению экологии: «Сгорело много леса. Пострадали хозяйственные постройки. За девять месяцев, работы по её ликвидации не ведётся. Пришёл «Олерон плюс», и по факту он бездействует. Это первоочередные свалки, на которые должны обращать внимание». Как оказалось, внимание на такие свалки обращают. В министерстве природных ресурсов Забайкальского края подтвердили – эта территория не является свалкой. Соответственно люди не обязаны платить за вывоз мусора. Потому вся эта деятельность в скором времени будет проверена контрольно-надзорными органами. Тамара МИКАЭЛЯН – заместитель начальника отдела охраны окружающей среды министерства природных ресурсов Забайкальского края: «В настоящее время, размещение отходов на данном объекте не предусматривается. Мы в перечень объектов размещения отходов данный земельный участок не включили. Те отходы, которые накапливаются у жителей села Засопка, будут централизованно транспортироваться и размещаться на свалке, которая в Ивановке до 2023 года». Судьба свалки, как утверждают в министерстве природных ресурсов – это её закрытие и рекультивация. Все деньги на её устранение уже выделены администрации Читинского района. Обещают – за 2020 год полностью избавят Засопку от гигантского мусорного пятна. Виктор Соловьёв, Евгений погорелый. ЗАБТВ

Ссылка на основную публикацию