6 самых трогательных историй военного времени - Svadba-Narofominsk.ru
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (пока оценок нет)
Загрузка...

6 самых трогательных историй военного времени

6 самых трогательных историй военного времени

Когда у деда появляется определенное настроение и он начинает рассказывать старые военные истории, иногда невозможно предугадать, какую реакцию они могут вызвать. Зачастую это слезы и какое-то абсолютно удивительное чувство трогательности, которого сам от себя не ожидаешь.

И хоть в основном война наполнена особой жестокостью и массой не совсем приятных поворотов и моментов, но также случаются и совершенно очаровательные и трогательные истории, которые вовсе нетипичны для этого смутного времени.

Военно-воздушные силы США бомбили Берлин… конфетами

Какое-то время Германии было несладко. В 1948, после того, как страну разделили между собой победители, Россия решила отрезать все транспортные пути в Берлин в надежде, что лишение еды убедит демократическую часть города во всех прелестях коммунизма; поворотный момент, который чуть не привел к еще одной войне. США и другие союзные нации вспомнили, что у них есть самолеты, начав операцию «Малый провиант», также известную под названием «Берлинский воздушный мост», когда военные самолеты около года сбрасывали сладкую демократию в форме еды в город.
Берлин получал все, что нужно, кроме одной важной вещи – конфет…

Пилот американской транспортной авиации из Юты, Гейл Хелворсен, был так потрясен видом берлинских детишек, которые остались без конфет, что дал им упаковку жевательной резинки, пообещав вернуться на следующей день со сладостями, которые они смогут съесть. Хелворсен начал сбрасывать шоколадки с носовыми платками, как маленькими парашютиками. Чтобы дети узнавали его самолет, он покачивал крыльями, за что его прозвали «Uncle Wiggly Wings», «Дядюшка качающиеся крылья». Все было как в детской книжке.

Конечно же, такая «магия из детской книжки» была не по уставу, и Хелворсену приказали прекратить самодеятельность, пока его начальство не осознало, насколько Германии это нравилось. Военно-воздушные силы тогда задействовали несколько самолетов, чья единственная миссия была закидывать восточный Берлин тоннами конфет, пожертвованных Американской кондитерской ассоциацией.

Даже по окончанию воздушного моста в 1949, когда советы наконец сдались, нынешние берлинские детишки не забыли Дядюшку качающиеся крылья. Хелворсена до сих пор знает вся Германия за конфетный десант, а его именем даже назвали несколько школ. Так и начались легенды о Санте…

Джордж Вашингтон вернул собаку британского генерала

Если бы у Джорджа Вашингтона была своя Немезида, это наверняка был бы британский генерал Уильям Хау. Во время Войны за независимость США, силы Хау несколько раз разгромили Вашингтона, вынудив будущего президента отступить из Нью-Йорка в Нью-Джерси, а потом в Делавэр.

В октябре 1777 года Вашингтон и Хау снова встретились в Джермантауне, штат Пенсильвания. Обе стороны старательно сражались, но Хау, который вел британские и гессенские войска, уничтожил силы Вашингтона, убив 100 и взяв в плен более 400 пленных, тем самым выиграв сражение.

Но, не смотря на потери, американцам все же удалось взять пленного… собаку… Если быть более точным, терьер генерала Хау сбежал во время сражения и угодил в лагерь повстанцев. Целых два дня Хау переживал, что эти варвары могут сделать с его любимцем.

Но, два дня спустя пес выбежал из леса с прикрепленной запиской и прямо к генералу Хау. В записке было сказано: «Наилучшие пожелания Генералу Хау от Генерала Вашингтона. Ему приятно лично вернуть собаку, которая случайно попала к нему в руки, и, судя по надписи на ошейнике, принадлежит генералу Хау».

Дело в том, что Вашингтом был великим любителем собак, и, хоть Хау и перебил сотни его людей, ему не хватило мужества воспользоваться ситуацией. Вашингтон даже прекратил огонь, чтобы вернуть пса в трогательный момент проявления любви к лучшему другу человека. Затем все продолжили убивать друг друга.

Англия спасла собаку, завербовав ее на службу на флоте

Just Nuisance, или Неприятность, это немецкий дог, который жил на британской военно-морской базе в Южной Африке во времена второй мировой войны. Эту кличку он получил из-за своей привычки лежать на узеньких мостиках между кораблями и причалами, где было не так то легко его обойти.

Моряки все равно его любили и брали его на местные поезда. Иногда Неприятность вел их на базу, когда они напивались, или вмешивался в драку между ними. Проблема была в том, что местные рабочие на поездах не разделяли любви моряков к большому, шумному мешку блох. Моряки обычно пытались провести его на поезд незамеченным, но, видимо, было бы проще пронести туда торпеду.

Не смотря на советы пассажиров просто заплатить за пса, работники поезда категорически требовали убрать эту лошадь. Дошло до того, что они угрожали усыпить его, если еще раз его поймают.

Чтобы разрешить эту проблему, Королевский военно-морской флот просто завербовал его, как человека. Это значило, что работники поезда не просто не могли убить одного из моряков Его Величества, но и давало ему право бесплатного проезда, как члена службы. Неприятность даже «подписал» контракт своей лапой, прошел мед. осмотр, и спал в постели моряка.

Позже, во время Фолклендской войны, он служил адмиралом и был похоронен со всеми воинскими почестями.

Военно-морские силы США открыли флот мороженого

В 1945 году военно-морские силы США Южнотихоокеанского региона столкнулись с тремя большими проблемами: жаркий климат, неустойчивый моральный боевой дух и японские солдаты, каждый день пытающиеся их убить. Именно тогда министр военно-морских сил США Джеймс Форрестол нашел решение первой и второй проблемы. Этим решением было бесплатное мороженое. Буквально тонны бесплатного мороженого.

Форрестол хорошо осознавал важность этих калорий. Однажды он сказал: «На мой взгляд, мороженое является одним из самых пренебрегаемых факторов поднятия боевого духа» (после порнографических журналов и алкоголя). Оно было настолько важным для хода войны, что Форрестол каким-то образом сумел убедить правительство выделить 1 миллион долларов на мороженое.

Разрабатывая баржу, флот практически сделал плавучее кафе мороженого с огромными холодильными камерами на борту, готовое отправиться в любую точку южного Тихого океана. Военнослужащие съедали все 40 литров, производимых каждые 7 секунд. Это стало настолько успешным, что скоро появился целый флот мороженого в Тихом океане, как сеть закусочных быстрого питания.

Кот получил медаль за истребление коммунистических крыс

Саймон, кот окраса таксида жил на борту английского военного корабля «Аметист», фрегате королевского военно-морского флота, после второй мировой войны. Саймона усыновил добрый капитан корабля, позволяющий ему спать на своей фуражке, когда та не была у него на голове.

Но потом случилось ужасное. 20 апреля 1949 года, корабль шел по реке Янцзы в Азии, внезапно оказавшись посреди китайской гражданской войны. Коммунистические снаряды пробили каркас, убив 22 человека, включая капитана. «Аметист» сел на мель без возможности отступления под коммунистическим обстрелом. Выжившие оказались в западне более чем на три месяца.

Ко всему этому, корабль увидел нашествие крыс, когда причалил к берегу. Мелкие ублюдки очень быстро распространялись по всему кораблю, пытаясь съесть все запасы, которые только были. Это было действительно серьезной проблемой.

И тогда в игру вступил Саймон. Несмотря на серьезные раны после обстрела (все тельце было покрыто ожогами и ранами от шрапнели), смерть его друга и то, что новый капитан бесцеремонно выселил его из главной каюты, Саймон поправился и принялся неутомимо уничтожать всех крыс на корабле.
Между истреблением грызунов и компанией пока новый капитан болел, Саймон спас экипаж корабля от голодной смерти и завоевал благосклонность неприступного человека.

Капитан писал, что Саймон «был на высоте» и поднимал боевой дух. По рекомендации капитана Саймон был награжден медалью Марии Дикин (это что-то вроде Почетной медали для животных) и стал знаменитостью.

Ганнер учиться быть воздушной сиреной

В 1942 году Австралия практически ощущала на себе пристальный взгляд Японии через весь Тихий океан. В феврале этого года японские войска начали бомбить австралийский город Дарвин.

Когда японцы впервые бомбили город, Ганнер, пес ведущего рядового авиации, Перси Лесли Весткотта, был ранен одним из взрывов, что очень сильно повлияло на собачонку. Но никто даже не подозревал, что этот взрыв может наделить животное суперсилой, прямо как в комиксах.

Однажды Ганнер начал беситься без видимой причины, пытаясь заставить Весткотта уйти вместе с ним в укрытие. Будучи дежурным, Весткотт не мог просто бросить все и сделать себе перерыв, пока не появились японцы и не начали бомбить снова. Несколько дней спустя произошло то же самое. Ганнер начал сходить с ума без причины, как и прошлый раз, и вскоре над головой снова показались японские самолеты, скидывающие бомбы.

Вот тогда Весткотт все понял. Ганнер слышал приближение японских самолетов минут за 20 до того, как их могли засечь приборы. Это было бы впечатляюще, если бы пес не жил посреди авиабазы. У Ганнера был исключительно восприимчивый слух, который совершенно не реагировал на снующие туда-сюда невражеские самолеты. Или у негодника были какие-то экстрасенсорные силы.

Убедившись в способностях собаки, Весткотт рассказал о них своему начальству. Ганнер доказал свое мастерство и Весткотту дали переносную систему оповещения, которую он должен был активировать, когда скажет пес, спасая тем самым множество жизней.

5 душераздирающих историй Великой Отечественной Войны

Во время войны писались судьбы и целые романы.

Вот несколько душераздирающих и курьезных случаев, произошедших во время Великой Отечественной Войны.

Так к чему снится собака ? Единственная битва во время войны между псами и человеком за всю историю произошла в самом центре Украины – на Черкащине. В ходе «блицкрига» Гитлера планировалось взять Киев к 3 августа и провести так называемый «парад победы» 8 августа с участием самого фюрера, Муссолини и Тиссо. Сразу Киев взять не удалось и было принято решение обойти с юга. Немногие знают эту местность. Лесисто-холмистый массив на правобережье реки Синюха. В этом районе попали в окружение и отступали 6-ая и 12-ая армии генералов Музыченко и Понеделина. В отдельном батальоне находились служебные собаки. Они вместе со всеми бойцами трудились на Победу.

30 июля пограничный батальон принял свой последний бой. Силы были не равны. Всего 500 пограничников и целый полк фашистских войск. В критический момент командир батальона дал приказ пустить в бой 150 служебных пограничных псов, так как другого выхода уже не оставалось. Страшное зрелище. Обученные овчарки в последних предсмертных судорогах впивались в горло противнику. На удивление немцы отступили, ожидая подхода танков. В этом бою погибли все пограничники, а уцелевшие псы до конца битвы остались верными своим хозяевам. Каждая уцелевшая собака не отступала от тела погибшего хозяина и никого не подпускала к телу. Немцы расстреливали всех псов, даже в местной деревни дворняг. После произошедшего немцы разрешили захоронить советских пограничников со своими преданными друзьями.

Зоя Анатольевна Космодемьянская была среди жителей, оставшихся в Москве перед немецким наступлением на столицу. Уже во второй половине октября 1941 г. отбирали лучших комсомольцев для работы в немецком тылу в качестве диверсантов. Отобрали и Зою Анатольевну. Пройдя суровую подготовку, будущая героиня попала в Подмосковье в деревню Головково. Там, в оккупированной деревне, Зоя сожгла несколько домов, принадлежащих местным жителям, чтобы провизия не доставалась оккупанту. Позже Зою схватили немцы и жестоко издевались над ней. Кстати, сдал героиню один из стражников Свиридов, за что получил бутылку водки от немцев. Позднее был приговорен к расстрелу советским трибуналом.

Читайте также:  Нестандартные идеи для весенних свиданий 2017

Зою 4 часа водили голой на морозе. Одна из местных жительниц вылила на девушку котелок с помоями. Зоя сожгла ее дом. Героиня не признавалась, кто она (назвалась Таней), и где служит. Фашисты приговорили Космодемьянскую к казни. Виселицу уготовили. Вели утром. Некоторые местные жители (погорельцы) пинали Зою и кричали на нее. Мол, немцам не навредила, а их жилища сожгла. Позднее этих «местных» приговорил к расстрелу советский трибунал. Зою повесили, а ее тело еще месяц висело в деревне в назидание. Над трупом глумились и немцы, и местные жители. Впоследствии справедливая кара нашла всех «глумителей». Подвиг Зои Космодемьянской вошел в историю. Героине присудили посмертно звание Героя Советского Союза.

В конце июня 1944 г. во время освобождения Белоруссии перед 15-й танковой бригадой было поставлено задание перерезать ж/д дорогу Лунинец-Бобруйск для освобождения станции Черные Броды. Был шквальный огонь, но несмотря на это первым на станцию прорвался танк лейтенанта Дмитрия Комарова. Вражеский бронепоезд стал поливать снарядами экипаж Комарова, вследствие чего танк был подбит, а будущий герой ранен. Командир принял единственно правильное решение – взять бронепоезд на таран. И горящий Т-34 свалил с рельс две бронеплощадки. Каким-то чудом Дмитрий Евлампиевич остался жив. Его экипаж погиб. Однако герой позже погиб в 1944 г., освобождая Польшу.

Курьезный случай приключился с нашим танком КВ-1. Экипаж и машина остановились на нейтральной полосе из-за неполадки двигателя. Немцы, обнаружив танк, стали стучать по броне и требовать сдаться. Экипаж не выходил. Тогда прагматичные немцы приняли решение двумя своими легкими танками оттащить наш тяжеленный КВ-1 в расположение части. А там уже и танк вскроем, и экипаж допросим, и трофеи поделим. Расчет оказался неверным. Немцы стали буксировать КВ-1, он завелся и, так как был тяжелее, с легкостью оттащил в советскую часть два свеженьких немецких трофея. Немцы были вынуждены бросить свои машины.

Герою Николаю Сиротинину в 19 лет удалось оспорить поговорку «Один в поле не воин». В 1941 году наши отступали из Орла. Необходимо было прикрыть отход войск. Остались двое. Сиротинин и еще один солдат. История умалчивает данные о том, почему Николай все-таки остался один на поле. Однако существует версия, что Сиротинину и его орудию необходимо было создать пробку для продвигавшихся танков немцев. Итак, Николай остался один с орудием и 60 боеприпасами. Первым же выстрелом он подбил немецкий танк. Потом бронетранспортер. Немцы пытались оттащить свои танки, но Сиротинин метко уносил танк за танком. Фашисты никак не могли вычислить окопавшийся русский полк солдат. Два часа продолжался бой. Наконец, определив местоположение Сиротинина, немцы предложили ему сдаться, но герой ответил выстрелами из карабина. Солдат погиб. Немцы, обнаружив одного Сиротинина, были в шоке.

Исторические хроники так описывают погребение героя:

«Во второй половине дня немцы собрались у места, где стояла пушка. Туда же заставили прийти и нас, местных жителей, — вспоминает Вержбицкая. — Мне, как знающей немецкий язык, главный немец с орденами приказал переводить. Он сказал, что так должен солдат защищать свою родину — фатерлянд. Потом из кармана гимнастерки нашего убитого солдата достали медальон с запиской, кто да откуда. Главный немец сказал мне: «Возьми и напиши родным. Пусть мать знает, каким героем был ее сын и как он погиб». Я побоялась это сделать… Тогда стоявший в могиле и накрывавший советской плащ-палаткой тело Сиротинина немецкий молодой офицер вырвал у меня бумажку и медальон и что-то грубо сказал. Гитлеровцы еще долго после похорон стояли у пушки и могилы посреди колхозного поля, не без восхищения подсчитывая выстрелы и попадания».

Таких историй во время Великой Отечественной Войны можно насчитать множество. Впереди круглая дата. Помним героев.

6 самых трогательных моментов, которые только случались (на войне)

Когда вы слышите рассказы о войне – обычно вы не ожидаете реакции типа «Ой, как мило…» и тем более слез умиления.

Но после наших историй такая реакция будет в самый раз. Это как диснеевский фильм про вьетнамскую войну. Сказки, которую можно рассказывать на ночь. Итак, однажды…

# 6. Летчики США бомбили Берлин… Конфетами

Давным-давно, в далеком-далеком двадцатом веке… жизнь в Германии была ужасной. Ну знаете, сразу после Второй Мировой.

1948 год. Германию разделили между собой страны-победительницы. И естественно, Россия и Америка начали мериться… доказывать, чье мироустройство лучше.

В приступе мудрости товарищ Сталин перекрыл все железнодорожные и транспортные пути в Берлин. Чтобы немцы поняли, чем коммунизм круче капитализма. Старый добрый принцип «а если не будут брать – отключим газ».

В ответ США и их союзники вспомнили про аэропланы и начали операцию «Little Vittles», известную как «Берлинский воздушный мост». Целый год военные самолеты доставляли в город еду и продукты первой необходимости.

Берлин получал все необходимое, кроме одной важной вещи. КОНФЕТ.

Это сильно огорчало пилота ВВС Гейла Хелворсена. Он жалел детишек, которые живут без сладкого. Однажды, возвращаясь в аэропорт, он сбросил им упаковку пачку жевательной резинки, и пообещал привезти еще.

Хелворсен стал сбрасывать детям шоколад на маленьких парашютиках из носовых платков. Чтобы дети могли опознать его самолет и подготовиться к «шоколадному дождю», он покачивал крыльями своего самолета. И его стали наызвать «Uncle Wiggly Wings» (Дядя Качающиеся Крылья). Немецкие детишки полюбили Гейла Хелворсена.

Про американского «Санта-Клауса» написали газеты, и это вызвало волну поддержки. Вскоре экипаж Хелворсена ежедневно сбрасывал детям больше 400 кг сладостей.

Через год уже целая эскадрилья «изюмных бомбардировщиков» доставляла в Западный Берлин сладости. Американская ассоциация кондитеров жертвовала тонны и тонны конфет. 25 самолётов ежедневно сбрасывали на Берлин 23 тонны сладостей.

Когда операция «Воздушный мост» завершилась, Германия не забыла своего героя. В 1974 г. Гейл Хелворсен получил орден «За заслуги перед Федеративной Республикой Германия». В его честь даже назвали несколько школ.

P.S. Может ли один человек изменить что-то в этой жизни? Гейл Хелворсен просто хотел помочь детям. И у него получилось.

P.P.S. И все-таки не могу не отметить: сбрасывать конфеты бывшему врагу, с которым еще недавно шла жестокая война (пусть даже детям) — это требует умения взглянуть на ситуацию по-новому. Не каждый на такое способен.

#5. Джордж Вашингтон вернул английскому генералу его собаку

Война за Независимость США шла с переменным успехом. То американцы под предводительством Джорджа Вашингтона победят англичан в какой-нибудь битве. То англичане разобьют американцев.

Сначала у англичан дела шли намного лучше. Рулил ими в то время генерал Уильям Хау. Его войска несколько раз разбили силы Вашингтона, и американцам пришлось отступить из Нью-Йорка в Нью-Джерси, а затем в штат Делавэр.

В октябре 1777 года Вашингтон и Хау вновь встретились под Германтауном, штат Пенсильвания. Обе стороны сражались героически, но Хау привел свежие силы и одержал полную победу. Погибли более 100 американских солдат, более 400 попало в плен. Сами понимаете, про эту битву в школьных учебниках много не пишут.

Однако, несмотря на потери, американцы все-таки смогли захватить одного военнопленного… собаку… Терьер генерала Хау сбежал во время боя и оказался в лагере повстанцев. Несколько дней генерал Хау думал только о том, что эти варвары-американцы сделали с бедным песиком.

Но через два дня собачка вышла из леса и отправилась прямиком к Хау, с запиской на шее: «Поклон генералу Хау от генерала Вашингтона. Имею честь вернуть собаку, которая случайно попала в мои руки, и, судя по надписи на ошейнике, принадлежит генералу Хау.»

Джордж Вашингтон оказался большим любителем собак, и не стал глумиться над терьером. Вашингтон даже приказал временно прекратить огонь, чтобы Хау смог поприветствовать своего друга.

А потом война продолжилась.

P.S. Древние греки останавливали войны из-за Олимпийских игр. А Джордж Вашингтон – из-за собаки. Прогресс человечности и гуманности не остановить!

#4. Чтобы спасти пса, англичане записали его в Королевский флот

1939 год, Вторая Мировая. На британской военно-морской базе в Южной Африке жил огромный датский дог, и звали его Just Nuisance , или «Просто Неприятность». Свою кличку пес заработал тем, что любил спать в узких проходах между кораблями и доками, и обходить псину ростом почти в два метра было нелегко.

Тем не менее, моряки любили «Неприятность». Дог сопровождал их на базе и на пригородных поездах. Если ребятам случалось выпить лишнего, «Неприятность» приводил их обратно на базу, и вмешивался, когда между моряками случались потасовки.

В жизни «Неприятности» была только одна проблема: проводники. Они почему-то не испытывали любви к большому шумному псу. Моряки пытались проводить его на поезд незамеченными, но, сами понимаете, не заметить двухметрового дога…

Пассажиры предлагали просто купить собаке билет, но проводники были непреклонны. Однажды они заявили, что если еще раз поймают пса на поезде — придется его усыпить.

Это был жесткий ультиматум. Чем же ответил Королевский флот? Он флот зачислил «Неприятность» в свои ряды. Как обычного человека.

Это значило, что проводники не смогут убить моряка Ее Величества. И как военнослужащий, пес будет ездить на поездах бесплатно.

«Неприятность» собственной лапой «подписал» вербовочный лист:

  • фамилия — «Неприятность»;
  • имя – «Просто»;
  • профессия – «костолом»;
  • религиозная принадлежность – «попрошайка» (позже заменили на «Собачья Божественная Лига (Против-Вивисекции)».

Учитывая длительную неофициальную службу и чтобы улучшить паек, дога даже повысили в звании до старшего матроса.

Когда «Неприятность» умер, его похоронили с воинскими почестями. А позже поставили памятник – как единственному псу, зачисленному во Флот Ее Величества.

#3. ВМС США создали Флот Мороженого

1945 год, южная часть Тихого океана. В конце Второй мировой войны Флот США столкнулся с тремя большими проблемами: жара, низкий моральный дух и японцы, которые хотели их убить.

Министр военно-морских Сил США Джеймс Форрестол предложил решение двух из этих проблем: «бесплатное мороженое». Тонны и тонны бесплатного мороженого.

Форрестол понимал всю важность маленьких сладких брикетов. Этот человек относился к мороженому очень серьезно. Позже он сказал: «Мороженое, на мой взгляд, стало самым недооцененным из важных моральных факторов» (про порножурналы и выпивку он умолчал).

Форрестол убедил чиновников, ответственных за государственный бюджет, выделить ему миллион долларов на мороженое.

Флот построил практически плавающее кафе-мороженое с огромными морозильниками на борту. Баржа могла отправиться в любую точку южной части Тихого океана.

Военнослужащие были сыты и довольны: корабль производил 10 галлонов мороженого каждые семь секунд. Опыт оказался очень успешным, и вскоре по Тихому океану плавала целая флотилия этих судов. Они развозили мороженое и поднимали солдатам боевой дух.

P.S. Коли доктор сыт – так и больному легче. А коли сыт морской пехотинец? Бойся, враг!

Читайте также:  10 цивилизаций, которые были таинственно стерты с лица земли

#2. Кот получает Медаль за убийство вражеских крыс

Все любят кошек. И есть за что. А еще среди них попадаются настоящие герои.

Саймон – черно-белый кот породы таксидо. Он жил на борту фрегата «Аметист» британского Королевского флота после Второй мировой войны.

Девизом Саймона было «Ни дня без крысы!» Для подтверждения мастерства кот регулярно приносил убитых крыс морякам в койки, а сам любил вздремнуть в фуражке капитана. Команда считала Саймона талисманом корабля.

Но однажды произошла трагедия. 20 апреля 1949 года «Аметист» поднимался по реке Янцзы в Нанкин на смену патрульному кораблю «Consort». Когда китайцы открыли огонь по кораблю, залпы пробили обшивку и повредили корпус. Погибли 25 членов команды, включая капитана.

Раненый Саймон выполз на палубу. Моряки увидели его и срочно доставили в корабельный лазарет. Кот был покрыт ожогами, из его тела извлекли четыре шрапнельные пули. Казалось, ему не пережить эту ночь. Несколько дней кот не вставал с места.

В его отсутствие крысы начали пожирать продуктовые запасы. Это стало большой проблемой для корабля. Но уже через несколько дней Саймон, явно испытывая боль, отправился на охоту. Он безжалостно истреблял крыс одну за другой.

А в перерывах между охотничьими подвигами наведывался в корабельный лазарет. Садился на койки моряков, позволял себя гладить и мурлыкал. Его присутствие помогало молодым матросам легче переносить ранения.

После возвращения корабля к Саймону пришла известность. О нем писали газеты не только в Британии, но и по всему миру.

А капитан представил Саймона к награде. В представлении он написал, что кот «проявил благородство и поднимал боевой дух». Саймон получил медаль Марии Дикин («Крестом Виктории для животных», высшая воинская награда Великобритании для животных) и звание «Кот — отличник морской службы».

К сожалению, ранения не прошли даром. Саймон подхватил инфекцию, и, несмотря на заботу ветеринаров и тысяч поклонников, скончался 28 ноября 1949 года. Его похоронили с воинскими почестями. На похороны пришли сотни людей, включая всю команду корабля Ее Величества «Аметист».

#1. Пес «Ганнер» работает воздушной сиреной

Это был «Астралийский Пёрл-Харбор». 19 февраля 1942 года японские бомбардировщики разбомбили австралийский город Дарвин. Погибло много людей, город был разрушен.

Среди пострадавших оказался щенок черно-белого келпи. Его нашли со сломанной лапкой под разрушенной хижиной на военно-воздушной базе Дарвина.

Песика доставили в госпиталь, но доктор сказал, что не может «лечить кому-то сломанную ногу, не зная его имени и личного номера». Тогда Перси Уэсткотт, нашедший собаку, сказал: «Его зовут Ганнер, номер 0000, а я его хозяин». Врач осмотрел собаку и наложил гипс.

Уже через неделю Ганнер впервые продемонстрировал свою «суперсилу».

Без всякой причины, пес вдруг нача прыгать, скулить и тянуть Уэсткотта в убежище. Уэсткотт не мог бросить работу, но вскоре появились японские бомбардировщики, и началась бомбежка.

Спустя два дня, Ганнер опять начал сходить с ума, а потом снова раздался вой сирен.

И тогда Уэсткотт все понял. Оказалось, Ганнер мог услышать приближение японских самолетов на 20 минут раньше, чем они появлялись на радаре. Причем Ганнер реагировал исключительно на вражеские самолёты.

Уэсткотт доложил о способностях Ганнера начальству (интересный был, наверное, разговор). Ганнер оказался так надежен, что Уэсткотту вручили специальную портативную сирену. Как только пёс начинал скулить и беспокоиться — включали «сирену Ганнера».

Ганнер стал настоящим членом команды военно-воздушной базы. Он спал под койкой Уэсткотта, ходил с солдатами в душ, смотрел вместе со всеми кино, и даже поднимался с пилотами во время тренировок взлета и посадки.

P.S. Так австралийская собака помогла спасти много жизней. Прекрасный повод, чтобы прямо сейчас пойти и порадовать своего пса новой косточкой. Заслужил…

Знаете еще интересные трогательные истории про войну? Добавляйте в комментарии.

Мистические и необъяснимые факты о Великой Отечественной войне

Оставьте свой голос:

Подпишись на наш дайджест

TOP 5

Stardust: про встречи с селебрити

Новости с полей. ПНЖ

Факты о модельном бизнесе – часть вторая.

Вам точно это надо!

Прошу считать меня коммунистом!

  1. Амели 2645793
  2. WantedGirl 2173287
  3. elena_dokuchaewa 1524406

Все пользователи

  1. katyanochek 362104
  2. Lizbeth 657236
  3. arizonadream 369424
  4. Skarletty 1089017

Список и правила

Комментарии

Сумбурно: уже несколько раз видела эту фотографию, где девушки в военной форме стоят в строю. не знаю, но мне кажется, это попавшие в плен.Слишком замученные, растерянные .Никто не знает, где можно узнать историю фотографии?

как это все страшно

просто нет слов, такие идеалы, но это, конечно,противоестесственно девушка на войне, такого не должно быть.

klanya, да, согласна, у войны неженское лицо, но в экстремальных ситуациях и женщине приходится идти воевать, думаю, в Израиле девушки, служащие в армии пойдут на передовую воевать и умирать, а что делать. такова жизнь

когда надо защитить Отчизну, дом, свою землю, уже не думаешь о половых различиях, война спрашивает по полной. со всех

нет слов. только боль в сердце.

Воспоминания девочек вызывают слезы. Как молодость их прошла, через какую боль

Моя бабушка никогда никому ничего о войне не рассказывала. И фильмы о войне не смотрела. Я однажды спросила её почему, она ответила, что в них всё неправда, страшно очень было и всё. Даже “В бой идут одни старики” не смотрела.

marzhipan, ее можно понять. Тоже знала заочно одного ветерана, который ни слова о ней не проронил никому за всю жизнь.

Дорогие девушки, почитайте, если интересно, настоящие мемуары! У меня было шоковое состояние и неприятное прозрение, когда я прочитала “Воспоминания о войне” Николая Никулина, например. Без прикрас. Когда их читаешь, моментально узнаешь нашу страну, наш менталитет во всем. Не было там такой героики – была грязь, унижение и смерть. Лучшие люди погибали первыми, выживали в основном изворотливые и беспринципные.
Сам автор выжил случайно – его поколение погибло почти полностью.

Не знаю смогла бы я так. смогли бы мы так.

Elvin, тоже этим вопросом задаюсь. Ведь женщин не отправляли принудительно на фронт, как мужчин. Что заставляло девочек молоденьких туда идти? Ведь по сути это противоестественно, природа женская такова, что ей надо беречь себя, продолжать род, заботиться о близких, а не бросаться на амбразуру. Неужели пропаганда настолько промывала мозги?
Я честно скажу – не смогла бы добровольно пойти воевать.

portofina, я трусиха, но воевать бы пошла если бы за Родину..

portofina, при чем тут пропаганда? если видеть что твоих близких убивают, целыми деревнями сжигают заживо- как не пойти воевать за свою землю

Elvin, другое у них было воспитание, совсем другая идеология.

Elvin, говорят, когда на кону вся жизнь и дом и близкие, то пойдешь убивать.Верю.

сколько раз читаю, не могу сдержаться, сердце болит.
мне часто снится Великая отечественная война, просыпаюсь в ужасе, в слезах – что это? память прошлого? я думаю, да. а все говорят, советское воспитание, нас тогда учили помнить ее. но откуда во мне столько страха и столько событий в голове, иногда сны повторяются, те, что еще в детстве снились, и сейчас могут.

По поводу мистики. Мне бабушка рассказывала. Ее брат Михаил воевал. И приехал домой ненадолго, то ли после ранения, то ли на побывку. А потом опять на фронт поехал. И вот он на поезд сел, занял место, поезд тронулся. И тут пришел старичок и говорит ему: “Эх ты, солдатик, что же ты мое место занял!”. И тут Михаилу стало почему-то очень стыдно. Он подскочил и побежал через все вагоны, пока не добежал до конца поезда. А потом немцы стали бомбить поезд, и тот вагон разбомбили. А конец поезда, куда Михаил убежал, уцелел. И Михаил всю войну прошел, с фронта вернулся, женился. Бабушка мне эту историю часто рассказывала, когда я маленькая была.

Первая фотография сделана в июле 1941г.,это Невель(Псковская область).Я даже не хочу представлять,что ожидало этих девушек впереди.

vassa_j, спасибо,я нашла, вы правы, что их ожидало – врагу не пожелаешь.

Я читала книгу “Женщины на войне”, когда мне было лет 12. До сих пор помню мои впечатления от нее. Сейчас читала, и мурашки до сих пор. Жестокости фашистов не было границ. Помню, написано было, как деревушку немцы захватили, многие бежали, а в одном доме никого не было кроме кота, так вот его показательно повесили на улице.

12 самых ярких историй любви на войне

11:00, 6 Май 2016

Встречай Новый год вместе с “Интером”.

Когда война — все чувствуешь по-настоящему, особенно, когда любишь… Воспоминания о любви на фронте от женщин, которые воевали, из книг Светланы Алексиевич и Артема Драпкина.

Нина Ильинская, старший сержант, медсестра

«…Конечно, там, на фронте, любовь была другая. Каждый знал, что ты можешь любить сейчас, а через минуту может этого человека не быть. Ведь вот, наверное, когда мы в мирных условиях любим, мы ведь не с таких позиций смотрим. У нашей любви не было сегодня, завтра… Уж если мы любили, значит, любили. Во всяком случае, вот неискренности там не могло быть, потому что очень часто наша любовь кончалась фанерной звездой на могиле…»

Б. Окороков. Первый день мира

Софья Кригель, старший сержант, снайпер

«Уезжая на фронт, каждая из нас дала клятву: никаких романов там не будет. Все будет, если мы уцелеем, после войны. А до войны мы не успели даже поцеловаться. Мы строже смотрели на эти вещи, чем нынешние молодые люди. Поцеловаться для нас было — полюбить на всю жизнь. На фронте любовь была как бы запрещенной, если узнавало командование, как правило, одного из влюбленных переводили в другую часть, попросту разлучали. Мы ее берегли-хранили. Мы не сдержали своих детских клятв… Мы любили… Я думаю, что если бы я не влюбилась на войне, то я бы не выжила. Любовь спасала. Меня она спасла…»

К.Дмитриевский. Во втором эшелоне

Вера Шевалдышева, военный хирург

«На одной из наших недавних фронтовых встреч мне один мужчина признался, что помнит мою молодую улыбку, как помнит сейчас улыбку своего маленького внука. Это самое дорогое в его жизни. А для меня это был обыкновенный раненый, я его даже не помнила. Когда он мне это говорил, я краснела, как девочка. Согласитесь, что люди не часто говорят друг другу такие искренности. Но когда мы вспоминаем о войне, мы искренни как никогда…»

М. Самсонов. В минуту затишья

Ефросинья Бреус, капитан, врач
«Мы вместе с мужем ушли на фронт. Вдвоем.
Я многое забыла. Хотя вспоминаю каждый день…
Кончился бой… Не верилось тишине. Он гладил траву руками, трава мягкая… И смотрел на меня. Смотрел… Такими глазами…»Ложись спать». — «Жалко спать».
И такое острое чувство… Такая любовь… Сердце рвется…
…Мы уже шли через Восточную Пруссию, уже все говорили о Победе. Он погиб… Погиб мгновенно… От осколка… Мгновенной смертью. Секундной. Мне передали, что их привезли, я прибежала… Я его обняла, я не дала его забрать. Хоронить….
Утром… Я решила, что увезу его домой. В Беларусь. А это — несколько тысяч километров. Военные дороги… Неразбериха… Все подумали, что от горя я сошла с ума. «Ты должна успокоиться. Тебе надо поспать». Нет! Нет! Я шла от одного генерала к другому, так дошла до командующего фронтом Рокоссовского. Сначала он отказал… Ну, ненормальная какая-то! Сколько уже в братских могилах похоронено, лежит в чужой земле…
Я еще раз добилась к нему на прием:
— Хотите, я встану перед вами на колени?
-Я вас понимаю… Но он уже мертвый…
— У меня нет от него детей. Дом наш сгорел. Даже фотографии пропали. Ничего нет. Если я его привезу на родину, останется хотя бы могила. И мне будет куда возвращаться после войны.
Молчит. Ходит по кабинету. Ходит.
— Вы когда-нибудь любили, товарищ маршал? Я не мужа хороню, я любовь хороню.
Молчит.
— Тогда я тоже хочу здесь умереть. Зачем мне без него жить?
Он долго молчал. Потом подошел и поцеловал мне руку.
Мне дали специальный самолет на одну ночь. Я вошла в самолет… Обняла гроб… И потеряла сознание…»

Читайте также:  Талантливые художники-аутисты: жизнь на холсте

Анна Мишле, санинструктор
«Мы были живые, и любовь была жива….Раньше это был большой позор – на нас говорили: ППЖ, полевая, подвижная жена. Говорили, что нас всегда бросали. Никто никого не бросал.
Мой брак полгода был незаконным, но мы прожили с ним 60 лет… Я пришла к нему в блиндаж в феврале 1944 года.
–Как же ты шла? – спрашивает.
–Обыкновенно.
Утром он говорит:
–Давай, я тебя провожу.
–Не надо.
–Нет, я тебя провожу.
Мы вышли, а кругом написано: «Мины, мины, мины». Оказывается, я к нему шла по минному полю. И прошла».

В.Орлова Девушка с фронта

Ольга Омельченко, санинструктор стрелковой роты
«Влюбился в меня командир роты разведчиков. Записочки через своих солдат пересылал. Я пришла к нему один раз на свидание. «Нет, — говорю. — Я люблю человека, которого уже давно нет в живых». Он вот так близко ко мне придвинулся, прямо в глаза посмотрел, развернулся и пошел. Стреляли, а он шел и даже не пригибался…
Потом, это уже в Украине было, освободили мы большое село. Я думаю: «Дай пройдусь, посмотрю». Погода стояла светлая, хатки белые. И за селом так — могилки, земля свежая… Тех, кто в бою за это село погиб, там похоронили. Сама не знаю, ну как потянуло меня. А там фотография на дощечке и фамилия. На каждой могилке… И вдруг смотрю — знакомое лицо… Командир роты разведчиков, который мне в любви признался. И фамилия его… И мне так не по себе стало. Страх такой силы… Будо он меня видит, будто он живой…
В это время идут к могиле его ребята, из его роты. Они все меня знали, они записочки мне носили. Ни один на меня не посмотрел, как будто меня не было. Я — невидимая. Потом, когда я их встречала, мне кажется… Вот я так думаю… Они хотели, чтобы и я погибла. Им тяжело было видеть, что я… живая… Вот я чувствовала… Будто я перед ними виновата… И перед ним…»

Н.Жуков. Минута молчания

Нина Вишневская, старшина, санинструктор танкового батальона
«Только недавно узнала я подробности гибели Тони Бобковой. Она заслонила от осколка мины любимого человека. Осколки летят — это какие-то доли секунды… Как она успела? Она спасла лейтенанта Петю Бойчевского, она его любила. И он остался жить.
Через тридцать лет Петя Бойчевский приехал из Краснодара и нашел меня на нашей фронтовой встрече, и все это мне рассказал. Мы съездили с ним в Борисов и разыскали ту поляну, где Тоня погибла. Он взял землю с ее могилы… Нес и целовал…».

Б. Тарелкин. Товарищи

Нина Афанасьева, старшина женского запасного стрелкового полка

«Начальником штаба был старший лейтенант Борис Шестерёнкин. Он на два года всего-то старше меня.
И вот он стал, как говорится, предъявлять претензии ко мне, без конца ко мне приставать… А я говорю, что я шла на фронт не для того, чтоб замуж выходить или любовь какую-то крутить, я воевать пришла!
Когда у меня командиром был Горовцев, тот ему всё время говорил: «Оставь старшину! Не трогай её!» а при новом командире начштаба распустился совсем, стал без конца ко мне приставать. Я его послала на три буквы. А он мне: «Пять суток». Я развернулась, и говорю: «Слушаюсь, пять суток!» Вот и всё.
Пришла к командиру роты (уже женщины пришли командирами рот): «Пять суток гауптвахты» — «За что? Почему?»
А я только: «Возьмите направление», — а сама сняла ремень, сняла погоны, всё уже. Иду в роту и говорю: «Девчонки, берите винтовки – меня на вести гауптвахту».
Ну, все как с ума сошли: «Как это? С чего?!» У нас была такая Баранова, и я вот ей говорю: «Пошли». А она в слёзы. Я говорю: «Приказ есть приказ. Бери винтовку!»…
Вечером писарь мне несёт подушку и одеяло. Она суёт их вечером мне и говорит: «Шестерёнкин прислал», а я говорю: «Подушку и одеяло отнеси ему назад и скажи, пусть он под жопу себе положит». Я тогда настырная была! »

А. Интезаров. Снайперы

Тамара Овсянникова, связистка

«У нас служила санинструктором Стукалова Валя. Она мечтала стать певицей. У неё был очень хороший голос и такая фигура… Блондинка, интересная, голубоглазая. Мы с ней немножко подружились. Она участвовала в художественной самодеятельности. Они перед прорывом блокады ездили с выступлениями по частям. На Неве стояли наши эсминцы «Смелый», «Храбрый». Они вели огонь по району Ивановской. Моряки пригласили выступить у них нашу самодеятельность. Валя пела, а ей аккомпанировал старшина или мичман с эсминца Бобров Модест родом из г. Пушкина. Валя ему очень понравилась. В том же красноборском мешке, где была ранена я, ранило в бедро и Валю. Ей ампутировали ногу. Когда об этом узнал Модест, то он отпросился у командира корабля в отпуск в Ленинград. Узнал, в каком госпитале она лежит. Я не представляю где, но он достал цветы, это сегодня можно заказать доставку цветов, а в то время об этом даже не слышали! В общем, с этим букетом роз пришел в госпиталь, вручил Вале эти цветы. Встал на колени и попросил её руки…. У них трое детей. Два сына и дочь».

В. Тутиев. Май 1945-гo

Любовь Гроздь, санинструктор
«Мой первый поцелуй…
Младший лейтенант Николай Белохвостик… Ой, смотрите, покраснела я вся, а уже бабушка. А тогда были молодые годы. Юные. Я думала… Была уверена… Что… Я никому не признавалась, даже подруге, что в него влюблена. По уши. Моя первая любовь… Может, и единственная? Кто знает… Я думала: никто в роте не догадывается. Мне никто раньше так не нравился! Если нравился, то не очень. А он… Я ходила и о нем постоянно думала, каждую минуту. Что… Это была настоящая любовь. Я почувствовала. Все знаки… Ай, смотрите, покраснела…
Мы его хоронили… Он лежал на плащ-палатке, его только-только убило. Немцы нас обстреливают. Надо хоронить быстро… Прямо сейчас… Нашли старые березы, выбрали ту, которая поодаль от старого дуба стояла. Самая большая. Возле нее… Я старалась запомнить, чтобы вернуться и найти потом это место. Тут деревня кончается, тут развилка… Но как запомнить? Как запомнить, если одна береза на наших глазах уже горит… Как? Стали прощаться… Мне говорят: «Ты — первая!» У меня сердце подскочило, я поняла… Что… Всем, оказывается, известно о моей любви. Все знают… Мысль ударила: может, и он знал? Вот… Он лежит… Сейчас его опустят в землю… Зароют. Накроют песком… Но я страшно обрадовалась этой мысли, что, может, он тоже знал. А вдруг и я ему нравилась? Как будто он живой и что-то мне сейчас ответит… Вспомнила, как на Новый год он подарил мне немецкую шоколадку. Я ее месяц не ела, в кармане носила.
Сейчас до меня это не доходит, я всю жизнь вспоминаю… Этот момент… Бомбы летят… Он… Лежит на плащ-палатке… Этот момент… А я радуюсь… Стою и про себя улыбаюсь. Ненормальная. Я радуюсь, что он, может быть, знал о моей любви…
Подошла и его поцеловала. Никогда до этого не целовала мужчину… Это был первый…»

Ольга Омельченко, санинструктор стрелковой роты

«Привезли раненого, полностью забинтованный, у него было ранение в голову, он чуть только видел. Немножко. Но, видно, я ему кого-то напомнила, он ко мне обращается: «Лариса… Лариса… Лорочка…» По всей видимости, девушку, которую он любил. Я знаю, что я этого товарища никогда не встречала, а он зовет меня. Я подошла, никак не пойму, все присматриваюсь. «Ты пришла? Ты пришла?» Я за руки его взяла, нагнулась… «Я знал, что ты придешь…“ Он что-то шепчет, я не могу понять, что он говорит. И сейчас не могу рассказывать, когда вспомню этот случай, слезы пробиваются. „Я, — говорит, — когда уходил на фронт, не успел тебя поцеловать. Поцелуй меня…“ И вот я нагибаюсь над ним и поцеловала его. У него из глаза слеза выскочила и поплыла в бинты, спряталась. И все. Он умер…»

Н. Бут. Уход за раненным командиром

Зинаида Иванова, связистка
«В 1944 году, когда прорвали и сняли блокаду Ленинграда, соединились Ленинградский и Волховский фронт. Мы освободили Великий Новгород, Псковскую область, вышли на Прибалтику. Когда освобождали Ригу, было время затишья перед боем, мы устроили песни-пляски, и к нам пришли летчики с аэродрома. Я с одним потанцевала. Была строгая дисциплина: в 10 часов старшина командовал «отбой», и солдаты строились на проверку. Ребята с девочками попрощались, пошли. Солдат, с которым мы танцевали, спрашивает: «Как звать тебя?» – «Зина». – «Зина, давай обменяемся адресами. Может, кончится война, живы останемся, встретимся?». Я ему дала адрес бабушки…
После войны, работая пионервожатой, прихожу домой, смотрю, бабушка стоит у окна, улыбается. Думаю: «Что такое?» Открываю дверь, стоит летчик Анатолий, с которым мы танцевали. Он закончил войну в Берлине, сохранил адрес и приехал. Когда мы с ним расписались, мне было 19, а ему 23 года. Так я попала в Москву, и мы прожили вместе всю жизнь».

Ю. Улитин. Весна 1945 года

Празднуйте День победы 9 мая вместе с телеканалом Интер. Уже в 7.00 9 мая начинается телемарафон «Наша Победа», а закончится вечер грандиозным праздничным концертом «ПОБЕДА. ОДНА НА ВСЕХ», который начнется в 20.30. В концерте приняли участие Светлана Лобода, Ирина Билык, Наталья Могилевская, Злата Огневич, Виктор Павлик, Ольга Полякова и другие популярные звезды украинской эстрады.

Ссылка на основную публикацию